Часть 8. Еланский плацдарм. Нулевой километр дороги на Берлин.

СРЕДНЕЕ     РЕШЕНИЕ.

       Вернемся к «Военному дневнику» Франца Гальдера:

                                          « 21 июля 1942 г. (воскресенье). 395-й день войны.

       Войска Фридриха Паулюса (6-я армия) очень быстро и энергично продвигаются вперед к Сталинграду, куда противник пытается перебросить свои войска по железной дороге, идущей с северо-запада, и автотранспортом. Смена войск на фронте по Дону и подтягивание сил протекает хорошо.

                                          23 июля 1942 г. (вторник). 397-й день войны.

       Доклад у фюрера.  После того как он 17.7 против моего желания сам приказал сосредоточить подвижные соединения и бросить их на Ростов, а 21.7 потребовал передачи 24-й  танковой дивизии в 6-ю армию, даже дилетанту становится ясно, что под Ростовом стянуты все подвижные силы неизвестно зачем, в то время как на внешнем крыле у Цимлянской, то есть на очень важном участке, наши силы истощены (весьма слабы). Я предупреждал о том и о другом. А теперь, вместо того чтобы по-настоящему взяться за дело и вытащить его, он снова в припадке бешенства швыряет руководству самые серьезные упреки.

       Всегда наблюдавшаяся недооценка возможностей противника принимает постепенно гротескные формы и становится опасной. Все это выше человеческих сил. О серьезной работе теперь не может быть и речи. Болезненная реакция на различные случайные впечатления и полное нежелание правильно оценить работу руководящего аппарата – вот что характерно для теперешнего т.н. руководства».

       К данной дате имеется существенное примечание немецкого издательства: « 23.7.1942 Гитлер издал директиву № 45. В ней говорилось, что после уничтожения противника южнее Дона группа армий «А» должна овладеть восточным побережьем Черного моря, чтобы не дать русским использовать черноморские порты и флот. Далее группа армий «А» должна была частью сил наступать по побережью на юго-восток, а частью сил двигаться через среднюю Кубань на Майкоп и Армавир, к перевалам Западного Кавказа. Подвижные группы должны были захватить нефтеносные районы Грозного, перекрыть высокогорные перевалы к юго-западу от него и, наконец, выйти вдоль Каспийского моря к Баку. Группа армий «Б» должна была взять Сталинград и оттуда наступать на Астрахань.

       Далее ограничимся тем, что приказ, отданный ОКХ 31 июля 1942 года во исполнение директивы Гитлера, нацелил войска группы армий «А» на быстрейший захват Черноморского побережья, Майкопа и Армавира. Группе армий «Б» предписывалось овладеть Сталинградом, для чего ей передавалась из группы армий «А» 4-я танковая армия в составе 48-го танкового, 4-го армейского и 6-го румынского корпусов. 4-я танковая армия получила задачу двигаться вдоль левого берега Дона и поддержать с юго-запада наступление 6-й армии через Дон.

       Отметим информацию, касающуюся Еланского плацдарма:

                                             «22 августа 1942 г. (четверг). 427-й день войны.

       На фронте у итальянцев остановлен прорыв противника на правом крыле.

                                             23 августа 1942 г. (пятница). 428-й день войны.

       Под Сталинградом Фридрих Паулюс внезапно прорвался через Дон силами 14-го танкового корпуса и вышел к Волге севернее города.

                                            24 августа 1942 г. (суббота). 429-й день войны.

       Совещание с румынскими офицерами по вопросу о подготовке к созданию румынской группы армий.

                                           25 августа 1942 г. (воскресенье). 430-й день войны.

       На фронте у итальянцев противник добился глубокого вклинения.

                                           26 августа 1942 г. (понедельник). 431-й день войны.

       У итальянцев на правом фланге большая неприятность (вклинение противника). Принимаются контрмеры.

                                         27 августа 1942 г. (вторник). 432-й день войны.

       Вклинение на фронте у итальянцев оказалось не столь уж опасным. Тем не менее туда повернута 298-я дивизия и направлен ускоренным порядком  Альпийский (Итальянский) корпус.

                                          29 августа 1942 г. (четверг). 434-й день войны.

       У итальянцев пока еще нет никакого кризиса, но и уничтожить вклинившегося противника они тоже не сумели.

                                         31 августа 1942 г. (суббота). 436-й день войны.

       Совещание с командующим группой армий «А» генерал-фельдмаршалом Вильгельмом Листом у фюрера.

       Сталинград: мужскую часть населения уничтожить, женскую – вывезти…

                                         1 сентября 1942 г. (воскресенье). 437-й день войны.

       Группа армий «Б».  Хорошие успехи под Сталинградом и улучшение обстановки на правом фланге у итальянцев благодаря контрудару немецких войск.

                                        8 сентября 1942 г. (воскресенье). 444-й день войны.

       Генерал артиллерии Фриц Бранд.  Доклад о поездке на фронт к итальянцам. Артиллерии достаточно».

       Примечание немецкого издательства: «Гальдер сомневался в способности 8-й итальянской армии противостоять наступлению русских, поэтому он направил генерала артиллерии при главнокомандующем сухопутными силами на ее фронт проверить положение дел на месте».

                                   11 сентября 1942 г. (среда). 447-й день войны.

       Доклады у фюрера прошли в ледяной атмосфере.  Максимилиан фон Вейхс, Фридрих Паулюс. Высказываются за «среднее решение».

       Вейхс. Итальянской дивизии «Сфорцеска» нужно выдвинуть войска вперед к Дону? Он не хочет направлять в излучину Дона 298,  113,  79-ю дивизии. Боевая численность наших войск сократилась. У противника здесь 20 стрелковых дивизий.

       Штурм  городской части Сталинграда – 14 или 15.9 при хорошей подготовке.  Расчет времени: для штурма Сталинграда – 10 дней. Потом перегруппировка – 14 дней. Окончание – самое раннее к 1.10.  Большое решение – 2.10, среднее решение – 26.9. Настроения в пользу «среднего решения»».

       Большое решение – это разбить и уничтожить наши войска между Волгой и Доном севернее Сталинграда, ликвидировать все плацдармы на правом берегу реки Дон, в основном Еланского, но все это после полного захвата города. Занять зимнюю позицию обороны по линии Ерзовка – Варламов – станция Паньшино – Паньшино. Среднее – после захвата Сталинграда окружить и разбить наши войска в междуречье Волги и Дона, а также  недопущение расширения плацдармов. По этому поводу имеется запись в журнале боевых действий 6-й армии от 13 сентября: «Командующий вернулся с доклада фюреру. Фюрер выбрал решение №2 (Справка: среднее решение). Армии предстоит отказаться от полной очистки южного берега Дона на левом фланге в полосе 17-го АК и как можно скорее сконцентрировать там силы для наступления на север в междуречье Волги и Дона».

       24 сентября 1942 года  Гитлер отстранил Франца Гальдера от занимаемой должности и отправил в резерв ОКХ. К этому времени уже было ясно, что план «Блау» («Брауншвейг»)  провалился, а Гальдер категорически отказывался признать в этом вину Генштаба сухопутных войск.

       Более подробно о дальнейших планах фашистов мы можем узнать из  воспоминаний генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса, написанных им в советском плену в апреле 1947 года. В его воспоминаниях  совещание в Виннице было не 11.9, а 12.9.  Итак, «Сталинградская эпопея. Документы, рассекреченные ФСБ России»:

                     «Совещание в штаб-квартире в Виннице 12.9.1942 года.

       Рано утром 12 сентября я вылетел из Голубинки в Старобельск, где пересел в самолет командующего армейской группировки. Около 12 часов дня мы были на аэродроме в Виннице и примерно в 12.30 прибыли машиной в ставку Гитлера, находившуюся в лесной роще приблизительно в 3 км севернее города. Тотчас по прибытии генерал-полковника фон Вейхса и меня провели в комнату совещаний в доме Кейтеля и Йодля. (Справка:  генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель – начальник штаба ОКВ; генерал артиллерии Альфред Йодль – начальник отдела оперативного управления ОКВ.  А. Йодль  7 мая 1945 года подписал Акт о капитуляции без участия представителей СССР.  В. Кейтель в ночь с 8 на 9 мая 1945 года подписал повторный Акт. Нюрнбергским трибуналом оба приговорены к смерти. 16 октября 1946 года повешены.). Там как раз заслушивался ежедневный доклад о положении на фронтах. Присутствовали: Гитлер, Кейтель, Йодль и несколько адъютантов Гитлера, а также начальник штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер, начальник оперативного отдела ОКХ генерал-майор Хойзингер и генерал-квартирмейстер ОКХ генерал-лейтенант Вагнер.

       Сначала генерал-полковник фон Вейхс доложил об общем положении на фронте армейской группировки «Б», особо указав на недостаточно обеспеченный вытянутый фронт (или фланг) у Дона.

       Вслед за ним я обрисовал положение у Сталинграда и подробно доложил о каждой дивизии в отдельности; вследствие затянувшегося наступления боеспособность некоторых из них сильно снизилась.

       Гитлер выслушал оба доклада без каких-либо существенных реплик и затем спросил меня: «Когда вы будете держать в своих руках город и берег Волги в пределах города? Для меня очень важно, чтобы это произошло скоро».

       Мой ответ: «Ввиду только что доложенного состояния наших войск, измученных боями, а также русского сопротивления я не могу назвать окончательный срок. Напротив, я должен просить подкрепления тремя боеспособными дивизиями».

       Гитлер согласился, что этот вопрос надо изучить. Генерал-полковник Гальдер вставил при этом, что в их распоряжении нет ни свежих сил, ни возможности перебросить их туда своевременно.  Что остается один лишь выход: дать в распоряжение 6-й армии соединение 4-й танковой армии, стоявшей южнее Сталинграда. Но что это в первую очередь является делом армейской группировки «Б».

       Гитлер закрыл совещание примерно следующими словами: «Русские на грани истощения своих сил. Сопротивление под Сталинградом следует оценивать лишь как местного значения. К ответным действиям широкого стратегического характера, которые могли бы быть для нас опасными, они больше не способны. Кроме того, северный фланг на Дону получит значительное подкрепление со стороны войск союзников. При этих обстоятельствах я не вижу серьезной опасности для северного фронта. В остальном надо заботиться о том, чтобы скорее взять город в свои руки, а не допускать его превращения во все пожирающий фокус на длительное время».

       Совещание в Виннице имело целью нажать на 6-ю армию, чтобы она скорее взяла Сталинград. Во время совещания при высказываниях Гитлера Кейтель часто услужливо кивал головой. Йодль и другие участники совещания воздерживались от каких-либо высказываний.

       Результатом совещания в Виннице было предоставление трех дивизий 4-й танковой армии в распоряжение 6-й армии при одновременном удлинении фронта 6-й армии на юг настолько, что теперь весь Сталинград, вплоть до южных выступов города, находился в районе действий 6-й армии.

 

                    Посещение 6-й армии командующим армейской группировкой «Б»  генерал-полковником фон Вейхсом в конце сентября 1942 года.

       В связи с вопросами, обсужденными в Виннице 12 сентября 1942 года,  6-ю армию посетил в конце сентября командующий армейской группировкой «Б» генерал-полковник фон Вейхс. Цель посещения: проверить условия и по требованию Гитлера скорее занять районы Сталинграда, находящиеся еще в руках русских.

       … Вслед за этим я лично разговаривал с генерал-полковником фон Вейхсом в блиндаже. После подробного изложения исключительно тяжелых условий борьбы в городе при все более упорном сопротивлении русских и наших ежедневных потерях, все больше снижающих боеспособность войск, я сказал в заключение примерно следующее: «К этому прибавляется веский фактор, что на пороге стоит зима. Прежде всего надо предусмотрительно подумать об обеспечении обмундированием, запасами и материалом всякого рода для строительства позиций, чтобы зима нас снова катастрофическим образом не застала врасплох, как в прошлом году. Но положение со снабжением такое напряженное, что мы теперь не получаем даже ежедневной обычной  нормы, не говоря уже  о  дополнительной. И становится тем более необходимым, чтобы мы до наступления зимы заняли твердые и постоянные позиции и смогли бы выделить достаточно сильные резервы. Но особенно тревожным для меня является положение на моем глубоком фланге. Фронт, длиной в несколько сот километров вдоль Дона, просто сам напрашивается на наступление русских, чтобы отрезать Сталинград, а может быть и с более далекой целью. Поэтому теперь надо предоставить в распоряжение армии все, что может усилить ее, чтобы мы здесь, у Сталинграда, быстро справились и затем имели бы резервы для каждого необходимого случая».

       Генерал-полковник фон Вейхс ответил примерно так: «Все это мне ясно. На это я указываю людям выше почти каждый день. Но предоставьте теперь эту заботу мне.  Для вас важно сконцентрировать свое внимание на Сталинграде и взять весь город возможно скорее. Сколько я смогу при этом помочь, я помогу».

 

                   Продолжение наступления на Сталинград.

       Под постоянным, настойчивым напором со стороны ОКВ атаки, пожиравшие все силы, продолжались, причем боеспособность воевавших в Сталинграде шести дивизий снизилась до боеспособности полков. В середине сентября они заняли южную часть города, в октябре – северную часть и достигли берега Волги. Средняя часть города с берегом Волги осталась в руках русских. Также и отдельные бои от дома к дому, продолжавшиеся до середины ноября, не приносили больше существенных результатов из-за упорного сопротивления русских и постоянных контратак. Наряду с этим с конца августа до конца октября постоянно продолжались нападения на северный фронт армии между Волгой и Доном, чем сковывались стоявшие там силы (14 танковый и 8 арм. корпус) и частично вовлекались в бои».

        Теперь  расскажем о румынских частях, занявших позиции к 10 октября от нашей станицы Вешенской до станицы Клетской. Ведь они первые получат по заслугам.

Дата публикации: Номер опубликования: 4199