Часть 9. Еланский плацдарм. Нулевой километр дороги на Берлин.

РУМЫНСКИЕ ВОЙСКА.

        Как ранее уже говорилось, не только итальянские войска оказались на нашем Тихом Дону. Сюда занесло еще две румынские армии, венгерскую армию, бригаду хорватов и даже 36-й эстонский полицейский батальон.  Кстати, прибалтийских карателей из «латышских стрелков» и «балтийских краснофлотцев», на Верхнем Дону помнят еще с гражданской войны. На могиле этих наемников, вырубленных казаками во время Вешенского восстания 1919 года, что так гениально описано М.А. Шолоховым в книге «Тихий Дон», в районе станицы Шумилинской, меня  когда-то принимали в «октябрята». Но это уже другая история.

       Поясню для молодежи. Войну против нашей страны в июне 1941 года, кроме Италии, объявили Румыния, Венгрия, Словакия и Финляндия. А добровольческие  «легионы» были практически из всех стран гитлеровского «Евросоюза», да и не только его, даже из стран антигитлеровской коалиции.  И числом куда большим, чем в период наполеоновского «Евросоюза».  Как в этом мире все постоянно.

       Итак, к началу нашего контрнаступления  в ноябре 1942 года войска группы армий «Б», которые после снятия с должности генерал-фельдмаршала Федора фон Бока,  возглавил генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс,  располагались следующим образом. На левом фланге группы, расположенном северо-западнее Воронежа, в полосе 210 км действовала 2-я немецкая армия. Южнее, в основном по берегу нашего Дона, в полосе 190 км – 250-тысячная  2-я венгерская армия, которую возглавлял генерал-полковник Густав Яни. Затем в полосе 180 км до нашей станицы Вешенской – 8-я итальянская, а уже дальше в полосе 170 км до станицы Клетской  — 3-я румынская. От Клетской на 140 км  до Сталинграда располагалась 6-я армия, тогда еще генерал-полковника  Фридриха Паулюса, в состав которой на свою беду  втесался 369-й хорватский пехотный полк. Далее в полосе 50 км действовала 4-я танковая армия генерал-полковника Германа Гота. На  южном крыле группы армий находилась 4-я румынская армия. Как видим, все это позволило главным ударным силам вермахта, а именно 6-й и 4-й танковой армиям, сконцентрироваться для нанесения мощнейшего удара на Сталинград.

        Теперь подробнее о румынских войсках.

        В июне 1941 года Королевство Румыния отправила  воевать 12 пехотных дивизий, 1 бронетанковую, 1 охранную дивизию, 3 горные, 3 кавалерийские и 2 саперные  бригады общей численностью 326 тысяч военнослужащих. Воевали румыны на юге Украины, затем и в Крыму.

        4 августа 1942 года 3-я румынская армия, возглавляемая генерал-лейтенантом Петре Думитреску, форсировала  Дон под Ростовом и начала продвижение в направлении Кавказа. Затем участвовала в захвате Таманского полуострова и Новороссийска. В связи со складывающейся обстановкой, в сентябре армия была направлена на Верхний Дон, где и заняла позиции между нашей станицей Вешенской и станицей Клетской, тем самым высвободив пять итальянских и две немецкие дивизии.

       3-я румынская армия включала в себя 8 пехотных и 2 кавалерийские дивизии общей численностью 163700 человек (из них 11200 немцев), объединенных в 4 корпуса и резерв:

       1-й корпус – 7-я  и 11-я пехотные дивизии;

       2-й корпус – 9-я  и 14-я пехотные дивизии;

       4-й корпус – 1-я кавалерийская и 13-я пехотная дивизии;

       5-й корпус – 5-я  и  6-я пехотные дивизии;

       Резерв – 7-я кавалерийская и 15-я пехотная дивизии.

       Королевские ВВС имели 235 самолетов.

       В армии имелась 1-я танковая дивизия, вооруженная 109 танками R-2 (версия чехословацкого танка LT vz.35 с 37-мм пушкой);  11 немецкими PzKpfw.IV Ausf.G и 11 немецкими PzKpfw.IIIN (с 75-мм короткоствольными орудиями). Данная дивизия, совместно с 22-й немецкой танковой дивизией, входила в 48 танковый корпус. Эта  немецкая дивизия «вошла в историю» тем, что в ноябре 1942 года, при наступивших морозах, танкисты стали укрывать танки соломой. Этим воспользовались мыши и у 70 танков из 100 имевшихся, они съели электропроводку, тем самым вывели их из строя.

       Немцы  пренебрежительно относились к своим сателлитам, о чем уже говорилось. Однако румынам выделялись не только лучшие на тот период немецкие танки, но и противотанковые средства. Поэтому надежда на боеспособность румынских частей была выше, чем на итальянцев или венгров. А как ранее уже отмечалось, у немцев своих резервов было мало.

       Воспоминания румын о боях под Сталинградом, то есть в наших краях,  в основном появились уже в настоящее время. Переписывать их «героизм» и как злые русские убивали тысячи военнопленных, иной бред, это глумиться над памятью наших солдат.

       Многие авторы, описывая боевые действия румын, часто делают ссылку на мемуары Ганса Руделя «Пилот «Штуки», который непосредственно бомбил  переправы через наш славный Дон, расстреливал наших беззащитных от авиации кавалеристов и танкистов под Обливской, где он описывает в панике бегущих румынских солдат. Читая эту и подобные книги, всегда преследует одно желание, встать и пойти вымыть руки. « Сталинград – это город Сталина, а Сталин – это бог для этих молодых киргизов, узбеков, татар, туркменов и прочих монголов. Они появляются как сама неумолимая смерть над грудами кирпичей, они прячутся за каждым обломком стен. Для своего Сталина они – стражники извергающих огонь зверей войны, и, когда зверь действует нерешительно, умелый выстрел их политического комиссара заставляет их упасть на землю, которую они защищали.  … Советы вели себя безобразно – трупы наших коллег были изуродованы, глаза выколоты, а носы и уши отрезаны». После войны этот нацист свои взгляды не изменил и был одним из руководителей воссозданных ВВС Западной Германии. К таким упырям только один вопрос – кто же вас победил? Почему ты жив, да еще с глазами, носом и даже ушами. Хотя уши таким нужны, как говорят в армии, только для того, чтобы фуражка на глаза не сползала. Не хотел поднимать эту тему, но обилие подобных «мемуаров», «научных работ» вызывают у простого читателя вопрос к профессиональным историкам, а вы зачем? Хорошо когда имеются хоть какие-то попытки доказать, что не все кем-то написанное есть Правда.

       В некоторых «воспоминаниях» недобитых, видим их европейскую «цивилизованность». Очень наглядно описано в книге офицера дивизии СС «Викинг»  Петера Ноймана «Черный марш», «воевавшего» в наших донских степях.

        « …Мы отправляемся на рассвете для проведения карательной операции. В этот раз партизаны зашли далеко, подорвав два бензовоза. Шестеро солдат были убиты и трое ранены. Нельзя позволять этим террористам продолжать их преступления.

       … Теперь наступает очередь допроса одной из женщин – той, самой молодой, которую  я заметил раньше. Колден поднимает голову и смотрит на нее. Спрашивает по-русски:  –  Как тебя зовут?  Принимая все более и более надменный и злобный вид, она меряет голландца взглядом. На ее губах мелькает презрительная усмешка. Он приближается к ней и срывает с нее грубую холщовую рубашку. Потеряв равновесие, женщина падает на пол.  Ее руки связаны впереди, и ей трудно подняться на ноги. Колден поворачивается к двум эсэсовцам, которые стерегут пленницу.      – Бедняжке еще слишком жарко! Давайте, разденьте ее совсем. Солдаты выступают вперед, но прежде чем они могут дотронуться до нее, русская начинает пронзительно вопить и кататься по полу, дрыгая ногами во все стороны. Наконец солдаты преодолевают ее сопротивление. На их лицах остаются царапины и следы от укусов. Колден снова наклоняется над партизанкой. – Ну, все еще не хочешь говорить? Женщина приподнимается. Вдруг, не давая Колдену отойти, она плюет ему в лицо. Голландец издает ужасный яростный рык. Обезумев от злобы, он кидается к ней, начинает бить пленницу кулаками. Колден – на службе. Приказы неумолимы. Добиться от пленных показаний любыми средствами. Нанеся распростертой на полу женщине последний удар, голландец выпрямляется. Она умирает. Капитан не особо тревожится. Он садится за стол.

       … Лично я не способен почувствовать хотя бы малейшую жалость к партизанам, мужчинам или женщинам. Абсолютно  равнодушен  к  их страданиям. Эти страдания даже проливаются как некий бальзам.

       …  – Приведи сюда одного из этих свиней. У них нужно отбить охоту стрелять в нас. Им будет весело.

       … Выскакивает струя огня, сопровождаемая грохотом огнемета. Сцена длится лишь несколько секунд, но воспринимается с предельным ужасом. Второй раз за два часа я наблюдаю человека, сгоревшего живьем. Сначала русский  дико кричал нечеловеческим голосом и конвульсивно извивался, неистово царапая пальцами землю. Его горевшее тело ужасно скрючилось. Растопленный жир разлился широкими лоснящимися участками, которые воспламенялись, в свою очередь, маленькими фиолетовыми язычками пламени. По знаку Штресслинга эсэсовец прервал струю пламени. Некоторое время жертва продолжала извиваться там, где растаявший снег обнажил черную землю, корчась в предсмертной агонии. Его последним движением было поднятие руки к обгоревшему лицу, на котором выгорела вся плоть. Затем тело выгнулось дугой и рухнуло на землю. Конец.

       …В районе, из которого мы уходили, имелся лагерь еврейских террористов, задержанных в Ростове-на-Дону и окрестностях. На нас легла задача осуществить «административный роспуск» лагеря. Это вежливое официальное определение штаба СС, и оно означает просто уничтожение заключенных. В данное время там осталось около сотни узников, содержащихся небольшими группами за колючей проволокой. Они явно встревожены. И понятно почему. Ушел стерегший пленных 34-й кавалерийский полк, оставив их на милость СС. И кому неизвестно, что у СС дурная репутация. Особенно среди евреев, а также партизан. Их охватывал страх. … Жаркий спор происходит в группе военных, в центре которой замечаю майора Штресслинга.  – Я вам докажу это! – говорит он. Несколько офицеров вокруг качают головой. Среди них замечаю Карла и иду к нему. – В чем дело? – Ничего особенного!  Они мусолят это почти час и не могут прийти к согласию. Штресслинг утверждает, что стоит ему только приказать, как русские сами убьют своих товарищей в надежде спасти свои шкуры.  – Как возник этот спор?   – Глупо. Лейтенант-сапер рассказал Штресслингу, что в кармане русского, попавшего прошлой ночью в плен, нашли листовки, которые красные разбрасывают тысячами над оккупированными территориями. В листовках перечисляются все так называемые «зверства», которые совершили эсэсовцы за последние несколько месяцев. В них содержится призыв к красноармейцам и партизанам расстреливать захваченных в бою эсэсовцев без суда. – Ну и что? – А то, что, по словам Штресслинга, если войска СС иногда вынуждены быть беспощадными, когда выполняют приказы о проведении карательных операций, то это делается в интересах самообороны. Мы должны оберегать германскую армию всеми средствами, находящимися в нашем распоряжении. Карл минуту или две прохаживается взад и вперед, затем садится на край стола и поворачивается ко мне с задумчивым видом. – Фактически в том, что он говорит, есть зерно истины. Если мы заставим группу русских изменников расстрелять других русских, то это покажет, что в определенных специфических обстоятельствах – например, когда стоит вопрос о спасении нашей собственной шкуры – все люди становятся совершенно безжалостными. Мы прекращаем разговор. Видим в окно, как Штресслинг жестикулирует у ограждения. Русских ведут к пулеметам, возможно, по приказу майора. Несколько эсэсовцев быстро разъясняют, что им делать. Красные ужасно бледны. Несмотря на холод, их лбы покрывают крупные капли пота. Другие заключенные в дальнем конце двора все понимают. Фантастика. Добровольные экзекуторы реально поверили в то, что их пощадят в обмен на расправу с товарищами. Шесть эсэсовцев стоят позади них с маузерами наготове. Я понимаю вдруг, почему Штресслинг так долго медлил с приказом открыть огонь. К воротам лагеря согнали население деревушки. Солдаты теперь расставляют ее жителей вокруг колючей проволоки так, чтобы они не пропустили ни малейшей подробности из спектакля, который для них устраивают. Глаза людей широко раскрыты от ужаса. Крестьяне переводят взгляды от пулеметов к пленным и снова к пулеметам. Резкий свисток прорезает холодный воздух. Эсэсовцы приставляют дула своих маузеров к шеям русских, и все шесть пулеметов разом начинают дробно выстукивать свои очереди. Бойня удивительно скоротечна. Выступает вперед Штресслинг и отдает короткое приказание:  – Теперь выбросьте этот сброд отсюда, всех шестерых.  Я с трудом могу поверить услышанному. Кажется невероятным, чтобы майор действительно решил их отпустить. Но я недооценил его. Ворота лагеря открываются, и я внезапно понимаю, в чем дело. Жители деревни, наблюдавшие драму, видели, как шесть предателей убивали своих товарищей. У майора были свои основания пригнать крестьян к лагерю. Как только освобожденные пленники оказались за воротами, их соотечественники набросились на них. С криками, оскорблениями, искаженными лицами, одержимыми яростью, они начали избивать бывших узников чем попало – камнями, палками, железными прутами. Уже через минуту двое из «освобожденных людей» представляют собой не что иное, как изувеченные, кровоточащие тела, трупы, которые крестьяне продолжают бить в своей бешеной злобе. Штресслинг со странной улыбкой чувствует себя вполне удовлетворенным».

       Эта пара примеров  несколько лет назад мало бы относилась к теме книги, но то, что творится в западных  донских  казачьих станицах  Всевеликого Войска Донского, внезапно ставших территорией Украины, куда нагрянули идейные последователи идеологии войск СС, называя, также как фашисты людей,  защищающих родную землю, террористами, это уже финиш. Доказывать, что гауптштурмфюрер  СС Шухевич  важнее для истории  Украины, чем генерал армии Николай Федорович Ватутин, не меньший финиш для теперешнего руководства Украины и их хозяев, тех, кто вроде  ранее и воевал с этим вселенским злом под названием «фашизм». Или внуки «легионеров», пришли к власти и думают о реванше? Или стали забываться песни о том, по каким же  мостовым казаки ведут  своих коней на водопой? Главное, мы сами должны знать и помнить свою историю и не позволять ее фальсифицировать. Отбросить и забыть мысли о том, что кто-то желает добра нашей стране. Вот наше добро многие хотели бы присвоить.

       Но вернемся к нашей теме. Следует  разобраться,  когда и как возникла уже  не идея, а план окружения фашистов под Сталинградом.

                       ПЛАН    «УРАН».

       Информацию об этом мы находим в мемуарах всех военачальников. Логичнее всего думаю сослаться на мнение начальника Генерального штаба маршала Александра Михайловича Василевского:

       «Ставке Верховного Главнокомандования было хорошо известно, что благодаря стойкости и упорству героев волжской твердыни 6-я и 4-я танковая немецкие армии оказались сосредоточенными на узком участке фронта, непосредственно в районе города, а их фланги прикрывались румынскими войсками. Было также известно, что огромные потери, которые продолжал нести враг в надежде все же овладеть городом, и особенно то, что он не имел здесь сколько-нибудь внушительных резервов, еще более ограничивали его оборонительные возможности. Тут напрашивалось решение: организовать и провести контрнаступление, причем такое, которое не только радикально изменило бы обстановку в этом районе, но и привело бы к крушению все еще активно действующего южного крыла вражеского фронта. Такое решение было принято  в середине сентября после обмена мнениями между И.В. Сталиным,            Г.К. Жуковым и мною.  (Справка: по воспоминаниям Г.К. Жукова – 12 сентября). Суть стратегического замысла сводилась к тому, чтобы из района Серафимовича (то есть северо-западнее Сталинграда) и из дефиле озера Цаца и Барманцак (то есть южнее Сталинграда) в общем направлении на Калач, лежащий западнее Сталинграда, нанести мощные концентрические удары по флангам втянувшейся в затяжные бои за город вражеской группировки, а затем окружить ее основные силы – 6-ю и 4-ю танковую немецкие армии. До начала контрнаступления было признано необходимым уделить самое пристальное внимание обороне внутри города, с тем чтобы на его развалинах максимально измотать и обескровить врага и ни в коем случае не допустить его продвижения вдоль Волги на север, в сторону Камышина.

       Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования решили считать подготовку и осуществление этого контрнаступления главным  мероприятием в стране до конца 1942 года. Для его успешного проведения планировалось привлечь основные силы и средства, имевшиеся в распоряжении Ставки. При этом Сталин ввел режим строжайшей секретности на всю начальную подготовку операции. Нам в категорической форме было предложено никому ничего не сообщать о ней, даже членам ГКО. Сталин предупредил, что, кому нужно, он сам скажет о подготовке операции. Мы с Г.К. Жуковым могли довести до командующих фронтами лишь то, что непосредственно касалось каждого из них,  –  и ни слова больше. Полагаю, что подобная мера осторожности в тех условиях была полностью оправдана.

       После принятия предварительного решения на контрнаступление     Г.К. Жукову и мне было предложено выехать под Сталинград, чтобы тщательно изучит направления наших будущих ударов по противнику и уточнить все необходимые детали в связи с этим. Г.К. Жуков отправился на Сталинградский, я на Юго-Восточный фронты.

       Эта работа была завершена в конце сентября. Тогда же, в сентябре, основные положения плана наступательной операции, получившей наименование «Уран», были одобрены Ставкой Верховного Главнокомандования и ГКО. Выполнение плана было решено возложить на войска вновь создаваемого Юго-Западного фронта (командующий Н.Ф. Ватутин), Донского фронта, бывшего Сталинградского (командующий К.К. Рокоссовский) и Сталинградского фронта, бывшего Юго-Восточного (командующий А.И. Еременко).

       В целях сохранения тайны официальное оформление решения о создании Юго-Западного фронта было отнесено на конец октября. Юго-Западному фронту предусматривалось передать из Донского фронта     63-ю и 21-ю армии и дополнительно 5-ю танковую армию. Исходным рубежом для его наступления намечался участок фронта по Дону от Верхнего Мамона до Клетской с главной группировкой на плацдарме юго-западнее Серафимовича (Справка: Это наш Еланский плацдарм). После образования этого фронта за войсками Донского фронта должен был остаться участок от Клетской до Ерзовки, то есть почти до самой Волги, с плацдармами на западном берегу Дона возле Ново-Григорьевской и Сиротинской. Сталинградский фронт обязывался главный удар нанести из дефиле между озерами Цаца и Барманцак. Решающая роль в операции отводилась танковым и механизированным войскам. В связи с этим предусматривалось и считалось возможным передать из резервов Ставки в район Сталинграда к началу операции 4 танковых и 2 механизированных корпуса, доведя общее количество танков во фронтах сталинградского направления до 900. Решено было также значительно усилить фронты артиллерией и авиацией.

       В результате такого быстрого наращивания сил и накопления стратегических резервов, а также с учетом серьезных потерь, которые наносили противнику наши войска в ходе стратегической обороны, на ряде участков сталинградского направления наметилось наше преимущество перед врагом. И хотя в целом по войскам сталинградских фронтов его не было, это позволяло советскому командованию умело маневрировать на направлениях главных ударов.

       После этого детальная разработка плана была передана в Генеральный штаб.

       25 октября, как и предусматривалось принятым решением, был создан Юго-Западный фронт. С этого времени началась практическая отработка с войсками и командованием во всех фронтах и непосредственно на местности вопросов, связанных с предстоящей операцией.

       Подготовка операции осложнялась тем, что ни на минуту нельзя было ослаблять внимания к обороне города: враг продолжал здесь яростные атаки.

       К тому же осенняя распутица и недостаток железных и мало-мальски сносных грунтовых дорог затрудняли подвоз резервов и материальных средств. (Справка: Одно предложение, а что за ним стоит. Вешенцы знают, что до ближайшей железнодорожной станции в г. Михайловка около 170 км. Дорога с твердым покрытием сделана уже в XXI веке. До этого были участки, проходимые для автотранспорта только в сухое летнее время из-за крутых балок с глинистой почвой. Старая казачья дорога от Елани через Букановку – Слащевку сейчас мало кому известна и от Елани до Букановки и сейчас не имеет твердого покрытия. Только местные жители ясно понимают,  как сложно было переместить столько войск и материальных средств по нашим зыбучим  пескам).

       В первых числах ноября, по мнению представителей Ставки и командования фронтов сталинградского направления, подготовка войск, штабов и командования к контрнаступлению заканчивалась. Сосредоточение последних войсковых соединений и всего необходимого для начала операции, по самым твердым нашим расчетам, должно было закончиться не позднее 15 ноября. В связи с этим мы с Г.К. Жуковым по договоренности с командующими войсками фронтов решили провести во фронтах для проверки готовности итоговые совещания.

       После совещаний Г.К. Жуков и я подвели итоги работы, проделанной в войсках. 13 ноября уточненный план был доложен нами на заседании Политбюро ЦК партии и Ставки. Коротко наши выводы состояли в следующем. Группировка немецких войск в основном остается прежней: главные силы 6-й и 4-й танковой армий по-прежнему вовлечены в затяжные бои в районе города. На флангах этих сил (то есть на направлениях наших главных ударов) остаются румынские части. Подхода на сталинградское направление более или менее значительных резервов из глубины за последнее время не наблюдалось. Не отмечалось и каких-либо существенных перегруппировок в войсках противника, действовавших на этом направлении. В целом силы сторон на сталинградском направлении, по имеющимся данным, к началу наступления равны. На направлениях же предстоящих ударов наших фронтов в результате поступления из Ставки резервов и ослабления второстепенных направлений удалось создать мощные ударные группировки с таким превосходством в силах над врагом, которое позволяет безусловно рассчитывать на успех.

       С чувством особого удовлетворения мы докладывали Ставке о высоком моральном состоянии и боевом настроении наших войск, об их уверенности в успехе. Боевые задачи войсками усвоены правильно, а выполнение их практически отработано на местности. Основная роль в начале операции, как и предусматривалось, отводилась Юго-Западному фронту. Для этого он имел все необходимое. К исходу третьего или на четвертый день операции намечалась встреча танковых и механизированных корпусов Юго-Западного и Сталинградского фронтов в районе Калача. Она должна замкнуть кольцо окружения главной группировки врага в районе Сталинграда. Начать наступление на Юго-Западном и Донском фронтах можно было 19 – 20, а на Сталинградском – 20 ноября.

       После обсуждения в Ставке ряда вопросов план и сроки операции были окончательно утверждены. Г.К. Жуков получил вслед затем задание подготовить отвлекающую операцию на Калининском и Западном фронтах. На меня Ставка возложила координирование действий всех трех фронтов сталинградского направления при проведении контрнаступления. До начала одной из величайших по своему значению военных  операций  в  истории  человечества  оставалось  несколько   суток …». 

        К сказанному можно добавить только следующее. Штаб Юго-Западного фронта был размещен в городе Серафимовиче. На Еланском плацдарме разместились соединения и части 5-й танковой и 1-й гвардейской армий. Напомню читателю, что с 4 ноября 1942 года 63-я армия стала носить почетное наименование – 1-я гвардейская армия.  На менее крупном плацдарме в районе станицы Клетской – 21-я армия.

       5-я  танковая армия. Здесь, полагаю, нужны краткие пояснения. 5-я танковая армия 1-го формирования сформирована 5 июня 1942 года, но уже 17 июля 1942 года, к моменту выхода фашистов к станице Вешенской, на основании директивы Ставки ВГК №170511 от 15.7.42г была расформирована из-за больших потерь и утраты боеспособности. Это результаты боев в районе Воронежа и последствия за Харьков, о чем было написано выше. Там же погиб командующий армией генерал-майор  А.И. Лизюков. В одном из моих дипломов, чем очень горжусь, есть запись – в 1973 году поступил и в 1978 году окончил Саратовское высшее военное командное училище им. Героя Советского Союза генерал-майора А.И.Лизюкова. В чем-то символично, что решение Государственной экзаменационной комиссии от 22 июня.  В  2018 году училищу исполнилось бы сто лет, но пережив все суровые годы, оно не смогло пережить сердюковщину. И дело даже не в дорогих нам стенах, их можно быстро отстроить, а в коллективе отличных преподавателей – наставников, для этого нужны не годы, а десятилетия.  Думаю, это крик души не только выпускников нашего училища, но вернемся к нашей теме.

       5-я танковая армия (2-го формирования) сформирована 3 сентября 1942 года на основании Директивы Ставки ВГК от 30 августа 1942 года и вошла в резерв Ставки ВГК. Ее состав:  1-й, 22-й, 26-й танковые корпуса, 119 стрелковая дивизия и отдельные части.

       22 сентября 1942 года армия включена в Брянский фронт. 29 октября передана Юго-Западному фронту (2-го формирования) и в его составе приняла участие в Сталинградской битве. В этот период в состав армии входили: 14-я, 47-я гв. сд, 119-я, 124-я, 159-я, 346-я  сд,  1-й и 26-й танковые корпуса, 8-й кавалерийский корпус, 8-я отд. гв. танковая бригада, 2 огнеметных танковых батальона, 8-й мотоциклетный полк. Для усиления приданы 9 артиллерийских полков РВГК, 10 истребительно-противотанковых полков, 3 гв. минометных полка, 5 зенитных артиллерийских полков и другие части.

       Командующие:

       – генерал-майор Рыбалко Павел Семенович (июль – октябрь 1942г);

       – генерал-майор Романенко Прокофий Логвинович (ноябрь – декабрь 1942г);

       – генерал-лейтенант Попов Маркиан Михайлович (декабрь 1942г – январь 1943г).

       К 19 ноября в армии было 103627 человек, 378 танков (КВ – 70 шт., Т-34 – 153, Т-70  – 155), более 1500 орудий и минометов. Для прикрытия с воздуха выделено 444 самолета.

       Можно представить какая силища, это без частей и соединений 1 гв. армии, была сосредоточена на Еланском плацдарме.

       Кратко из книги  «Инженерные войска Советской Армии в важнейших операциях Великой Отечественной войны»:

       « К началу ноября 1942 года в полосе Юго-Западного фронта на Дону имелось 15 мостов и 18 паромов грузоподъемностью от 3 до 60 тонн».

       Это опять о значении Еланского плацдарма. Комментарии, как говорят, излишни.

       Но где же воспетый и вознесенный до небес абвер, иные фашистские разведывательные службы, а их было восемь (в Америке сейчас их аж 17 штук). Полагаю, что этот вопрос также интересен и важен, чтобы понять и оценить значение происходящего вокруг Еланского плацдарма, почему он был сохранен, точнее как его удалось удержать. Ведь даже в спорте легче добиться результата, чем его сохранить. Только  совокупность многих деталей создают целостность события, особенно такого как Победа, дает понимание произошедшего. Есть прописная истина, что дороже всех сокровищ мира – это информация, но ее столь нужной и важной фашисты  не имели. Конечно, не было бы «среднего решения», если бы руководство знало о планах нашего командования. Попытаемся разобраться и с этим вопросом. Для этого достаем  диплом об окончании полного курса Высшей школы КГБ СССР имени Ф.Э. Дзержинского.

НО   РАЗВЕДКА   ДОЛОЖИЛА …

       Сначала хотя бы обозначим все основные  разведслужбы фашистской Германии, чтобы человеку далекому от вопросов разведки – контрразведки стало понятно, о чем говорится. Для этого  сошлемся на книгу французского журналиста Аллена Герэна «Серый генерал» о Рейнгарде Гелене, который руководил спецслужбами Западной Германии с 1.4.56 по 30.4.68г., а во время войны возглавлял отдел «Иностранные армии Востока». Думаю, не все об этом отделе  даже слышали.

       « Как известно, первые месяцы войны приносят гитлеровцам успех. Но с наступлением зимы обстановка меняется. И в связи с первыми военными поражениями на фронте перед германским генеральным штабом встает проблема, отложенная в период опьянения успехами, проблема разведки на территории Советского Союза.

       В этот период система гитлеровской разведки включала три главных шпионских органа, подчинявшихся различным ведомствам. Нацистская партия контролировала «СД-Аусланд» (дословно: служба безопасности за границей), так называлось VI управление Главного управления имперской безопасности (РСХА), в которое входила и государственная тайная полиция (гестапо) на правах IV управления.  Штаб верховного главнокомандования (ОКВ)  контролировал деятельность «Абвер-Аустланд» (управление военной разведки и контрразведки за границей). Главное командование сухопутных сил (ОКХ) контролировало два разведывательных отдела: «Иностранные армии Востока» и «Иностранные армии Запада».

       «Абвер-Аусланд», руководимый адмиралом Вильгельмом Канарисом, называемый обычно «абвер», был самым старым и крупным из трех разведывательных органов. Однако некоторое недоверие нацистского правительства к отдельным кадровым сотрудникам уже тогда снижало эффективность деятельности управления военной разведки и контрразведки. Начальник VI управления РСХА бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг тем более стремился воспользоваться этой слабостью, так как его хозяева Гейдрих  (Справка: Обергруппенфюрер СС, начальник Главного управления имперской безопасности (РСХА), протектор Богемии и Моравии)  и Гиммлер открыто выражали желание централизовать германскую разведку под эгидой фашистского аппарата. На фоне такого соперничества, которое Гитлер не пресекал, считая средством, способным обеспечить его личную власть, отделы «Иностранные армии Запада» и «Иностранные армии Востока» выглядели бедными родственниками.

       Поражения зимы 1941 – 1942 годов быстро отрезвили германский генеральный штаб. С осложнением обстановки на Восточном фронте стал сильно ощущаться недостаток разведданных.

       Как же исправить положение? Единственный путь – перестройка изолированных органов разведслужбы, занимающихся Востоком. И тогда-то на повестку дня был поставлен неотложный вопрос об их реорганизации.

       Начальник генерального штаба сухопутных вооруженных сил генерал-полковник Франц Гальдер поставил этот вопрос и добился его срочного обсуждения. Но изменить структуру абвера Канариса и VI управления РСХА Шелленберга – не в компетенции генерального штаба сухопутных сил. Как мы уже говорили, в его непосредственном подчинении был только отдел «Иностранные армии Востока». (Справка: 12 отдел генштаба)

       Как наверно во всех странах мира, реорганизация началась со смены руководства. Франц Гальдер  1 апреля 1942 года на должность начальника данного отдела  ставит своего адъютанта подполковника Рейнгарда Гелена.

       «Когда Гальдер привлек для реорганизации этого участка подполковника Гелена, которому не было и сорока лет, выбор его пал на человека, не имевшего никакого представления о работе разведслужбы, и сам Гальдер прекрасно это понимал. Но он знал и Гелена, знал его качества, сильные стороны. А у Гелена были не только способности и энергия, но он обладал еще и трезвым расчетом, склонностью к научным методам работы».

       Перед тем, как мы прочитаем оправдания в отношении Сталинграда  самого Гелена в его книге «Война разведок. Тайные операции спецслужб Германии 1942 – 1971», отметим, что он не разделяет годы гитлеровского и так называемого «демократического» правления. Книга книгой, но есть еще архивы. Думаю, пара документов будет весьма уместна.

       «Оценка возможных оперативно-стратегических намерений        советского командования отделом иностранных армий Востока генерального штаба сухопутных войск вермахта от 6 ноября 1942 г.

       Отдел иностранных армий Востока (1) Штаб, 6.11.1942 г. Оценка положения противника перед группой армий «Центр»

                               I.Общая оценка.

       1.Главное направление будущих русских операций против немецкого Восточного фронта все отчетливее вырисовывается в полосе группы армий «Центр». Однако еще не ясно, намереваются ли русские наряду с этим провести крупную операцию на Дону или они ограничат свои цели на юге по тем соображениям, что не смогут добиться успеха одновременно на двух направлениях из-за недостатка сил. Во всяком случае, можно заключить, что подготовка ими наступления на юге не настолько продвинулась вперед, чтобы предполагать здесь в ближайшем будущем – одновременно с ожидаемым наступлением против группы армий «Центр»  – крупную операцию.  Пока нет данных, говорящих за то, что русские совсем отказались от удара через Дон, идея которого, бесспорно, влияла на их прежние намерения. Вероятное разграничение операций по времени даст им преимущество держать предназначенные для этого удара силы пока в резерве для переброски против группы армий «Центр», если развитие там обстановки потребует их использования.

       Оперативные возможности русских на южном крыле здесь не рассматриваются.

       В числе причин, которые побудят противника предпринять в скором времени решающую операцию против группы армий «Центр», важнейшими могут быть следующие.

       а) Необходимость быстрого и крупного успеха по военным и политическим соображениям. Противник полагает, что он его легче сможет добиться операцией против группы «Центр», чем против армий «Б». Успешная операция в полосе группы армий «Центр» принесла бы к тому же уменьшение опасности немецкого наступления в направлении Москвы. Противник боится, что оно начнется в будущем году.

       б) Начертание фронта группы армий «Центр» очень благоприятно для развертывания крупной операции, при наличии удобного с транспортной точки зрения района сосредоточения и выгодного исходного района (выступ Сухиничи – Торопец) для операции против Смоленска. Район Смоленска следует рассматривать как первую цель решающей операции против группы армий «Центр». По удаленности эта цель вполне соответствует тем возможностям и способностям, которыми располагает русское командование.

       в) В случае ее удачи появится, после разгрома войск в центре немецкого фронта, возможность использовать успех путем продолжения операции на запад, в Прибалтийские страны, чтобы отрезать немецкие силы северного крыла.

       г) В отличие от этого операция против Ростова связана с большими трудностями в управлении войсками и в их снабжении.

       В случае удачи такая операция хотя и может привести к разгрому южного крыла немецкого фронта, но для дальнейшего развития успеха открывает меньшие возможности. Несмотря на это. Надо будет ожидать операцию на Дону наряду с главной операцией против группы армий «Центр».

                      Гелен

       KTB OKW. Bd. II, s. 1305-1306

 

       Оценка положения советских войск и возможных намерений советского командования отделом иностранных армий Востока генерального  штаба  сухопутных  войск  вермахта  12 ноября 1942 г.

       Отдел иностранных армий Востока (1) Штаб. 12.11.1942. Краткая оценка противника на 12.11.1942.

       … 2. Группа армий «Б».

       Перед группой армий постепенно все отчетливее вырисовывается намерение противника предпринять на участке союзных армий наступление, которое предполагалось уже ранее.

       Наряду с обнаруженным сосредоточением двух ударных группировок перед флангом 3-й румынской армии, где, как надо полагать, противник уже готов к наступлению, растут признаки стягивания сил далее к западу, преимущественно в районе Калача  (Справка: Воронежского) (радиосвязь с 63-й армией, с шестью-семью неизвестными соединениями, предполагаемое выдвижение 1-й гвардейской  армии, железнодорожное движение в сторону Калача, переброска частей 5-й танковой армии, агентурные сообщения о перебросках в район Калача), а также, возможно, и перед венграми. Общая картина группировки сил в отношении места, времени и их количества еще не ясна, признаков возможности наступления нет.

       Оценка общих намерений противника при этой неясной картине представляется пока невозможной. Однако следует ожидать вскоре наступления против 3-й румынской армии с целью перерезать дорогу на Сталинград и тем самым поставить под  угрозу находящиеся восточнее немецкие войска и добиться отвода немецких войск, расположенных под Сталинградом, чтобы снова овладеть водным путем по Волге. Для более крупных операций имеющиеся у противника силы слишком малы (в настоящее время перед правым флангом 3-й румынской армии находится примерно 16 стрелковых дивизий и от одной до четырех танковых бригад, перед левым флангом – семь стрелковых дивизий и три кавалерийские дивизии).

       Пока еще не ясно, можно ли ожидать крупного наступления через Дон против 8-й итальянской и 2-й венгерской армий – цель Ростов? – которое по времени последует после операции против 3-й румынской армии, или противник наряду с наступлением против 3-й румынской армии предпримет наступательные операции с ограниченной целью против 8-й итальянской и 2-й венгерской армий.

       Показания одного пленного офицера, который назвал целью наступления дорогу Морозовский – Сталинград, по всей видимости, подтверждает эту мысль.

                    Гелен

       KTB OKW. Bd. II, s. 1306-1307.

       За данные документы, которые бесспорно легли на стол высоких руководителей, подписать представление к ордену не поднялась бы рука, но медаль «За взятие Берлина» была бы к месту. Теперь почитаем самого  Рейнгарда Гелена, правда пишет он уже после войны, а задним числом все мы умные. Некоторые моменты интересны, поэтому:

       «Как известно, трагедия под Сталинградом стала поворотным пунктом всей восточной кампании. Она ознаменовала собой начало окончательного поражения третьего рейха. А ведь направления главных ударов и сила советских наступательных операций вовсе не были для нас неожиданными. Мы прекрасно отдавали себе отчет и в том, что наша операция в юго-восточном направлении все более растягивала левый фланг. Но его можно было предупредить. Задолго до русского наступления мы имели немало разведывательных данных, свидетельствовавших о возможности появления в районе Сталинграда еще в октябре – ноябре 1942 года новых крупных мобильных сил противника, готовых к ведению боевых действий в зимних условиях.

       Хочу привести несколько выдержек из ежедневных докладов по оценке обстановки и положения противника в период с 25 октября по 20 ноября 1942 года. Они могут служить убедительным свидетельством, что мы знали о замыслах Советов, и доказательством, что своевременно предупреждали командование о возраставшей опасности русского наступления.

               25 октября 1942 года

       Данные разведки в последующие дни должны показать, следует ли делать выводы о сосредоточении свежих сил противника из оживленного движения по железнодорожной линии Раковка – Поворино и увеличившегося объема погрузочно-разгрузочных работ, а также появления многочисленных огней в районе Михайловка – Серафимович. Следует считаться с возможностью дальнейших контрударов противника в ближайшее время.

               26 октября 1942 года

       Данные разведки свидетельствуют о появлении новых частей противника в районе Клетская – Серафимович (переправа личного состава и техники у Клетской, увеличение числа составов на железнодорожной линии Раковка (160 км северо-западнее Сталинграда) – Поворино. Появление резервов в непосредственной близости от фронта не установлено.

               27 октября 1942 года

       Отмеченное в районе западнее Серафимовича движение в сочетании с вчерашними данными разведки позволяет сделать вывод о постепенном сосредоточении войск противника.  Следует ожидать усиления вражеской активности.

               29 октября 1942 года

       По-прежнему сохраняется впечатление, что большие контингенты войск противника непрерывно подходят к фронту, из чего можно сделать вывод о том, что в ближайшее время сохранится его активность. Подготовка наступательных операций значительного масштаба пока не прослеживается, однако за всем районом требуется усиленное наблюдение.

               31 октября 1942 года

       Положение и намерения противника перед фронтом пока еще окончательно не ясны (в связи с усиливающимся подходом резервов в район Серафимовича). Однако в других районах еще не отмечаются признаки подготовки наступательных операций крупного масштаба. Возможность наступательных действий местного характера явно возросла.

               2 ноября 1942 года

       Оценка противника в полосе действий нашей 6-й и 3-й румынской  армий не изменилось. Цели и задачи предполагаемой по данным радиоразведки перегруппировки частей 65-й и 21-й армий противника пока еще не ясны.  В связи с усиливающимся передвижением войск противника в районе западнее Серафимовича (Справка: это наш Еланский плацдарм) следует считаться с увеличением его сил на фронте перед 3-й румынской армией и возможным переходом к наступательным операциям. Обстановка требует выяснения.

               3 ноября 1942 года

       Оценка противника перед нашей 6-й и 3-й румынской армией. Положение в Сталинграде не изменилось. На позициях противника перед северным флангом 14-го танкового и 8-го армейского корпуса отмечается (по данным воздушной разведки) уменьшение числа танков (2 ноября установлены лишь 15 танков) и сокращение численности полевой артиллерии в районе Котлубани (12 октября было засечено 96 батарей, 23 октября – 42 батареи, 2 ноября – 36 батарей). Воздушная разведка за последнее время обнаружила усиленное передвижение противника с северо-восточного направления в район Серафимовича. 1 ноября юго-западнее Серафимовича обнаружено 30 танков. На железнодорожной линии Поворино – Раковка  по-прежнему отмечается увеличение числа эшелонов. Все это, вместе взятое, свидетельствует о сосредоточении вражеских войск перед фронтом 3-й румынской армии. Уменьшение численности противника перед северным флангом 14-го танкового и 8-го армейского корпуса, переброска его частей в район юго-западнее Серафимовича и обнаруженная радиоразведкой перегруппировка частей 65-й и 21-й армий, по всей видимости, взаимосвязаны. Все более создается впечатление о подготовке наступательных операций против 3-й румынской армии, которая, по нашему мнению, находится еще в начальной стадии. Идет ли здесь речь о наступательных действиях в целях отвлечения наших сил от Сталинграда или же разрабатывается операция с более широкими задачами, пока не ясно. При нынешнем соотношении сил можно предполагать первое.

               4 ноября 1942 года

       Положение на фронтах нашей 6-й и 3-й румынской армии. Оживленная переброска в Сталинград войск и особенно сильная бомбардировка авиацией наших позиций в последнюю ночь доказывает, что противник еще не отказался от борьбы за город. Вместе с тем вполне возможно, что он, исходя из создающейся обстановки, считает сейчас свои шансы на успех более высокими. Наряду с тем, что противник шаг за шагом отвоевывает потерянную ранее территорию в городе, отмечается усиление его ударов с юга из района Бекетовки, чтобы облегчить положение обороняющихся частей и подразделений. Кроме того, зафиксированы удары, правда, меньшими силами, чем до сих пор, против северного фланга 14-го танкового корпуса и подготовка наступления из района Серафимовича. Все это – чтобы заставить немецкое командование отвести свои войска от Сталинграда.

               5 ноября 1942 года

       Обстановка на фронтах нашей 6-й и 3-й румынской армии. Положение в Сталинграде – без изменений. Данные сегодняшней авиаразведки: перед фронтом 8-го армейского корпуса обнаружены 140 танков восточнее Качалинской – может быть, танкоремонтные мастерские (?) – и усиление средств  противовоздушной обороны. Это не совсем вписывается в сложившееся ранее впечатление о некотором уменьшении сил противника в данном районе. Остается открытым вопрос: не собирается ли противник и здесь (может быть, в ограниченной степени) вновь перейти к активной деятельности, чтобы связать наши силы и средства? Перед северным флангом 6-й армии и фронтом 3-й румынской армии вновь отмечено усиленное передвижение и передислокация войск противника, сосредотачивающихся в районе Серафимовича. Отмечены выгрузка людей и техники в Новоанинской и движение моторизованных колонн в южном и юго-западном направлении. Общая численность сил противника, прибывших к фронту перед 3-й румынской армией, точно еще не установлена. Признаков непосредственной подготовки к наступательным операциям крупного масштаба к настоящему времени не обнаружено. Фортификационные работы в излучине Дона южнее Кременской дают основание предполагать, что противник намерен здесь продолжать оборонительную тактику.

               7 ноября 1942 года

       Наша 6-я и 3-я румынская армии. Продолжается активная деятельность разведывательных групп. Перед фронтом 3-й румынской армии – сосредоточение войск противника. Очевидно сюда передислоцируются части, находившиеся перед 14-м танковым и 8-м (???) армейским корпусом  (усиленное движение в районе Клетской, там же отмечено до 20 танков, идет переброска войск с востока на запад в излучине Дона – южнее Кременской, в северо-западном направлении выдвигается 27-я гвардейская стрелковая дивизия (по данным радиоразведки и показаниям пленных). Перед правым флангом 6-й армии сосредотачивается группировка противника пока еще точно не установленной численности, что свидетельствует о подготовке к наступательным операциям (об этом отмечалось еще вчера) с направлением главного удара в районе Клетской и, возможно, южнее устья Хопра.  (Справка: южнее устья Хопра – это наш Еланский плацдарм).

               8 ноября 1942 года

       Наша 6-я и 3-я румынская армии. Передвижение войск противника перед северным флангом 6-й армии и фронтом 3-й румынской армии продолжается. На марше отмечены 8 батальонов, 15 танков и 250 автомашин, двигавшихся по дороге Вилков – Лебяжий в направлении на юго-запад. (Справка:  Движение на Еланский плацдарм). По-видимому, создается группировка перед правым флангом 3-й румынской армии. Там предполагается появление четырех новых дивизий (293-я стрелковая дивизия, вероятно, 277-я стрелковая дивизия, пока еще под большим сомнением 269-я стрелковая дивизия, которая до 3 ноября находилась в составе 2-й танковой армии, и 154-я стрелковая дивизия – до сих пор находилась в составе 5-й танковой армии).

               9 ноября 1942 года

       Наша 6-я и 3-я румынская армии. Продолжается создание сильной группировки войск противника перед правым флангом 3-й румынской армии. Данные радио и авиаразведок: обнаружен передовой командный пункт 65-й армии в районе юго-западнее Перекопской, отмечено движение ночью до 2500 автомашин (главным образом севернее Клетской и у Калмыковского)  (Справка:  хутор  Калмыковский – это наш Еланский плацдарм), появление 304-й стрелковой дивизии из армейского резерва восточнее Клетской. Все это свидетельствует о возможности перехода противника в наступление, которое, по-видимому, сможет оказать влияние на исход битвы за Сталинград, поскольку свяжет наши крупные силы.

               10 ноября 1942 года

       Наша 6-я и 3-я румынская армии. Сегодня продолжалось сосредоточение сильной группировки войск противника перед правым флангом и группировки послабее перед левым флангом 3-й румынской армии. Отмечено появление двух новых  стрелковых дивизий севернее Клетской и двух стрелковых дивизий 5-й танковой армии в районе южнее устья Хопра. Перед правым флангом авиаразведкой, кроме того, обнаружено сосредоточение крупных танковых сил. Это, по-видимому, 7-й танковый корпус, снятый с участка фронта перед нашим 40-м танковым корпусом (135 танков в районе севернее Клетской). Появление штаба Юго-Западного фронта в районе северо-западнее Серафимовича указывает на то, что русские планируют крупные наступательные операции.

               11 ноября 1942 года

       Наша 6-я и 3-я румынская армии. В Сталинграде никаких изменений. Сосредоточение войск в районе Дубовка – Качалинская дает основание полагать, что противник, несмотря на то, что снял часть подразделений, стоявших перед 14-м танковым корпусом, и передислоцировал их в западном направлении, пытается сохранить определенные силы и средства между Волгой и Доном. Это позволит ему в дальнейшем перейти там к наступательным действиям ограниченного характера. Передислокация штаба 21-й русской армии в восточном направлении в район Игнатьевского (по показаниям пленных) и выдвижение передового командного пункта 65-й армии подтверждают сосредоточение наступательной группировки противника перед правым флангом 3-й румынской армии. Сегодня интенсивность движения по дорогам по обе стороны реки Медведицы снизилась, но это, по-видимому, указывает на окончание сосредоточения войск противника.

               12 ноября 1942 года

       Все более отчетливыми становятся признаки возможного перехода противника в наступление на фронте перед союзными армиями. Наряду с уже установленными нами двумя районами сосредоточения его сил и средств на флангах 3-й румынской армии, где его можно считать уже готовым к наступательным действиям, все более ясно вырисовывается еще один район концентрации войск под Калачом. (Справка:  Воронежским). Об этом свидетельствует радиосвязь 63-й армии с 6 – 7 неустановленными соединениями, предполагаемое выдвижение туда 1-й гвардейской армии, усиленное движение железнодорожных составов к Калачу (может быть, переброска частей 5-й танковой армии), а также информация по линии абвера о появлении в районе новых соединений и частей. Как распределяются эти силы по фронту, пока еще неясно. Признаков скорого перехода к наступательным операциям здесь еще нет. Неясность обстановки не позволяет определить конкретные намерения противника. Следует  тем не менее считаться с началом его наступления в ближайшем будущем против 3-й румынской армии, чтобы отрезать линию железной дороги на Сталинград, создать угрозу находящимся восточнее ее немецким войскам и вынудить нас отвести свои силы от Сталинграда, а также освободить водный путь по Волге. Для более значительных операций имеющихся сейчас у противника сил, по-видимому, недостаточно (перед правым флангом 3-й румынской армии он располагает 16 стрелковыми дивизиями и 1 – 4 танковыми бригадами, перед левым – 7 стрелковыми и 3 кавалерийскими дивизиями). (Справка: 7 сд и 3 кд – это Еланский плацдарм). Пока трудно судить, можно ли сразу после завершения операции против 3-й румынской армии ожидать крупных наступательных действий противника через Дон против 8-й итальянской и 2-й венгерской армий с целью продвижения на Ростов или же одновременно с наступлением на 3-ю румынскую армию он предпримет наступательные действия ограниченного характера и против 8-й итальянской и 2-й венгерской армии. Показания одного из пленных офицеров, назвавшего в качестве цели наступления железную дорогу Морозовск – Сталинград, по-видимому, подтверждают второе предположение. Продолжающийся подвод резервов противника в район перед фронтом 3-й румынской армии подкрепляет наше мнение о том, что он закончил подготовку к переходу в наступление, в особенности на правом фланге армии.

              13 ноября 1942 года

       Наша 6-я и 3-я румынская армии. Оценка противника – та же, что и в предыдущие дни (прибытие новых частей и подразделений в район Клетской; движение ночью до 2500 автомашин, главным образом в юго-западном направлении в районах Клетская, Фролово, Михайловка, устье Хопра; предполагаемая выгрузка войск и техники в Фролове и Михайловке).

               14 ноября 1942 года

       Обстановка в полосе 3-й румынской армии. В поведении противника изменений не отмечено. Его группировки перед обоими флангами армии усилены каждая кавалерийским корпусом (перед правым флангом отмечено появление 6-й гвардейской стрелковой дивизии 3-го гвардейского кавалерийского корпуса, перед левым флангом – 21 кавалерийской дивизии 8-го кавалерийского корпуса, под Клетской – 5-й истребительно-противотанковой бригады резерва главного командования). Оценка противника – прежняя.

               15 ноября 1942 года

       Обстановка в полосе 3-й румынской армии. Оценка противника – та же. Отмечается лишь некоторое снижение его активности и ослабление движения перед фронтом армии. Радиоразведкой отмечено появление в полосе 63-й армии нового гвардейского стрелкового корпуса. Нумерация его не установлена, предположительно это 3-й гвардейский корпус.

               16 ноября 1942 года

       Обстановка в полосе действий нашей 6-й и 3-й румынской армии. Поведение противника и данные радиоразведки свидетельствуют о необходимости усиления внимания к излучине Дона южнее Кременской (активизация боевых действий перед правым флангом 376-й пехотной дивизии), появление двух новых дивизий (их номера пока не выяснены) в полосе действий 65-й армии, выдвижение к фронту 258-й стрелковой дивизии армейского резерва – на левый фланг 376-й пехотной дивизии. Ранее авиаразведка сосредоточения войск противника в этом районе не обнаруживала. Разграничительная полоса между 63-й и 1-й гвардейской армией в районе западнее Серафимовича еще не установлена.  (Справка: На левом фланге 6-й армии граничил с 3-й румынской армией 767-й гренадерский полк 376-й пехотной дивизии. О боевых действиях полка есть воспоминания его командира полковника Луитпольда  Штейдле под названием «От Волги до Веймара», весьма интересная и во многом объективная книга. Более половины ее посвящено Сталинградской битве. Из всей книги приведу только одну фразу: «Во всяком случае, в Донской степи немцу делать нечего». Золотые слова. А «гренадерскими» – немцы называли свои мотопехотные части. В отношении разграничительной полосы между 63-й и 1-й гвардейской армиями  внимательный читатель улыбнется. Он ведь уже знает, что 4 ноября 1942 года 63 армия была преобразована в   1-ю гвардейскую армию (2-го формирования), а 22 октября  на базе управления 1-й гвардейской армии (1-го формирования) было сформировано управление Юго-Западного фронта (2-го формирования), поэтому разграничительной линии быть не могло).

               17 ноября 1942 года

       3-я румынская армия. Прекращение активной переброски войск противника в район западнее Серафимовича и усиление передислокации его частей вблизи от фронта позволяют сделать вывод: выстраиваются боевые порядки для наступления. Оценка противника – без изменений. Возможна переправа через Дон в отдельных местах.

               18 ноября 1942 года

       4-я танковая и 6-я немецкие армии, 3-я румынская армия. По показаниям пленных, ожидается прибытие трех новых танковых бригад, которые, предположительно, войдут в состав 13-го танкового корпуса. Это означает дополнительное усиление войск противника перед 6-м румынским армейским корпусом. Ожидаемые наступательные действия противника – хотя и ограниченного характера – могут выйти за рамки местного значения. К тому же пока неясно, будут ли задействованы новые танковые части на восточном фланге 6-го румынского армейского корпуса или же в южной части – в районе Бекетовки. Хотя на фронте 3-й румынской армии ведутся бои местного значения, передислокация сюда 111-й стрелковой дивизии из резерва 61-й русской армии, находящейся в полосе действий группы армий «Центр», свидетельствует о дальнейшем усилении войск противника. Не исключается возможность одновременного перехода противника к наступательным действиям из района Бекетовки (или же против восточного фронта 6-го румынского армейского корпуса) и на Донском фронте – против 3-й румынской армии.

               19 ноября 1942 года

       3-я румынская армия. Противник, как мы ожидали, перешел в наступление против этой армии на широком фронте между Клетской и Блиновым (центр 2-го румынского армейского корпуса). Картина еще полностью не ясна, но уже можно сказать: как и предполагалось ранее, наметились направления двух главных ударов: а) в районе Клетской – 27-я гвардейская стрелковая дивизия и 252-я стрелковая дивизия из армейского резерва с 45 танками; б) против 14-й румынской пехотной дивизии – 216-я и 219-я (возможно, 19-я) танковые бригады. Идет ли речь о появлении всей 5-й танковой армии на этом участке фронта, пока судить трудно: реально выявлены 216-я танковая бригада, 219-я танковая бригада (до сих пор нам не встречалась, возможно, за нее принята 19-я танковая бригада, тоже входящая в состав 5-й танковой армии) и три стрелковые дивизии, как докладывалось ранее, из состава 5-й танковой армии (46-я гвардейская,119-я и 346-я стрелковые дивизии). В ходе наступления следует считаться с новой тактикой русских – вводом основной массы танков в образовавшийся прорыв.

               20 ноября 1942 года

      Развитие обстановки в полосе действий группы армий в течение сегодняшнего дня подтверждает сделанную нами ранее оценку противника как по целям, так и использованию сил и средств (цель – выход к железной дороге Морозовск – Сталинград с одновременным нанесением удара южнее Бекетовки, чтобы уничтожить 6-ю армию или вынудить ее отойти от Сталинграда). Пока неясно, следует ли серьезно относиться к переходу русских в наступление на Донском фронте. Во всяком случае, можно предполагать, что до начала крупномасштабного наступления на другом участке фронта пройдет довольно длительное время.

       3-я румынская армия. Хотя обстановка в местах прорыва противника еще окончательно не ясна, вполне вероятно, что – особенно вследствие прорыва позиций 5-й румынской пехотной дивизии – назревает кризис крупного масштаба. Надо полагать, что для развития наступления в южном направлении будут введены еще незадействованные силы из тыловых районов…

       4 ноября 1942 года поступило важное донесение по линии абвера. В нем говорилось:

      – По полученным от доверенного лица сведениям, 4 ноября состоялось заседание военного совета под председательством Сталина, на котором присутствовали двенадцать маршалов и генералов.

       На нем приняты следующие основные решения:

       а) в ходе операций принимать необходимые меры, чтобы избежать больших потерь в людях;

       б) территориальные потери не столь важны;

       в) сохранение промышленных предприятий и баз снабжения, их своевременная эвакуация из угрожаемых районов – жизненно важная задача (уже отдан приказ об эвакуации нефтеперегонных и машиностроительных заводов из Грозного и Махачкалы в районы Нового Баку, Орска и Ташкента);

       г) полагаться на собственные силы, а не на помощь западных союзников;

       д) строжайшие меры против дезертирства: с одной стороны, усиление политико-воспитательной работы в войсках и улучшение обеспечения личного состава продуктами питания и, с другой, расстрел на месте и строжайший контроль со стороны ГПУ;

       е) провести все запланированные наступательные операции по возможности еще до 15 ноября, насколько это позволят погодные условия.

       Главные удары:

       – от Грозного в направлении Моздока,

       – в районе Нижнего и Верхнего Мамона в Донской области,

       – под Воронежем, Ржевом, южнее озера Ильмень и под Ленинградом.

       Фронтовые части усиливаются за счет резервов».

       Радует и восхищает профессионализм наших сотрудников госбезопасности. То, что это «важное донесение абвера» чистой воды дезинформация, я не имею документального подтверждения, но уверенность в этом 100%. Соответствует действительности только пункт «г»,  это  утверждение не оспаривается.

       Подобные донесения готовились руководству к 7.00 и к 19.00 ежедневно. Обобщенные справки – каждые десять дней. В среднем один раз в две недели, согласно дневнику Франца Гальдера, Рейнгард Гелен бывал у него с докладом, чаще любых иных должностных лиц Генштаба сухопутных войск (ОКХ).

       Но на всякий случай еще раз посмотрим, где 3 – 4 ноября 1942 года находились первый заместитель Верховного Главнокомандующего              Г.К. Жуков, начальник Генерального штаба А.М. Василевский, руководство родов войск нашей армии.  Открываем  «Дело всей жизни»                           А.М. Василевского:

       «3 ноября под руководством заместителя Верховного Главнокомандующего Г.К. Жукова при моем участии такое совещание  (Справка: итоговое совещание по проверке готовности к наступлению) было проведено на Юго-Западном фронте. Кроме командования фронтом и армиями в нем приняли участие руководящий состав корпусов и дивизий. 4 ноября такое же совещание было проведено в 21-й армии этого же фронта с привлечением руководящего состава Донского фронта, а 10 ноября – с руководящим составом Сталинградского фронта при штабе  57-й армии. На этих совещаниях еще раз были тщательно проверены точность понимания командирами поставленных перед ними задач и их решения».

       Внимательный читатель понимает, что на первом совещании обсуждались вопросы с соединениями и частями, создающими внешний фронт окружения, на втором – внутренний фронт окружения, на третьем – действия от Волги.

       А в отношении скрытности, маскировки и, говоря профессиональным языком, работы системы контрразведывательных мер  несколько слов       Г.К. Жукову «Воспоминания и размышления»:

       «При подготовке контрнаступления предстояло провести колоссальные перевозки войск и материально-технических средств для всех фронтов, особенно для вновь создаваемого Юго-Западного фронта. Надо отдать должное Генеральному штабу и штабу тыла Красной Армии. Они блестяще справились с сосредоточением сил и средств для операции. На перевозке войск и грузов работало 27 тысяч машин. Железные дороги ежедневно подавали 1300 вагонов грузов».

       Данный вопрос можно смело закрыть, воспользовавшись мнением     А.М. Василевского: «В западной историографии второй мировой войны встречается утверждение, будто немецкое командование знало о готовящемся контрнаступлении советских войск под Сталинградом, но по вине Гитлера не могло принять должных мер по предотвращению разгрома. Бывший начальник генерального штаба сухопутных войск Цейтлер  (Справка: преемник Франца Гальдера) писал после войны: «Ужасно предвидеть надвигающуюся катастрофу и в то же время не иметь возможности предотвратить ее».

       Между тем немецкая разведка докладывала в начале ноября иное, а именно, что решающую операцию Красная Армия предпримет на центральном участке фронта против Смоленска и менее крупную – на Дону; что для развертывания широкого наступления Красная Армия не имеет достаточного количества сил; что действия Красной Армии на Волге будут преследовать ограниченную цель: оттеснить немецкие части, находящиеся в районе Сталинграда. Лишь 12 ноября немецкая разведка сделала вывод, что  « в скором времени следует ожидать наступательные операции против 3-й румынской армии», но не смогла определить наших сил.

       Примечательная черта контрнаступления под Сталинградом – скрытность его подготовки. Специальная директива Генерального штаба определила мероприятия, которые исключали бы просачивание сведений о масштабе контрнаступления, времени проведения, направлении главных ударов, способах действий. В частности, переписка и телефонные разговоры, связанные с предстоящим контрнаступлением, были категорически запрещены; распоряжения отдавались в устной форме и только непосредственным исполнителям; сосредоточение войск из резерва Ставки Верховного Главнокомандования и перегруппировка войск внутри фронтов производилась только ночью. Все это основательно спутало карты немецкого командования».

       А с 16.00 до 17.00 18 ноября 1942 года в  соединения и части  поступила телефонограмма: «Шлите приемщика за получением меховых перчаток». Это означало, что удар будет нанесен по плану и в ранее определенные сроки.

       19 ноября станет Днем ракетных войск и артиллерии, первым моим профессиональным праздником.

       Шолоховский район в современных границах будет полностью  освобожден в декабре 1942 года уже в ходе операции «Малый Сатурн».

 

Дата публикации: Номер опубликования: 4201