Коррупционный спрут органов власти Ставропольского края

14 февраля 2018 года информационное агентство «NewsTracker» (НьюсТрэкер) опубликовало интервью с главой Пригородного сельсовета Предгорного района Ставропольского края Виноходовой Светланой Сергеевной.

В ходе интервью Светлана Сергеевна рассказала «NewsTracker» о том, как было сфабриковано в отношении нее уголовное дело, о коррупционных проявлениях в эшелонах власти Ставропольского края. С полным тестом статьи можно ознакомиться на сайте информационного агентства «NewsTracker» перейдя вот по этой ссылке.

Остановимся на наиболее острых моментах этого интервью.

Основной причиной, ставшей, по словам С.С. Виноходовой, отправной точкой для начала ее уголовного преследования правоохранительными органами по надуманным обстоятельствам, явился ее отказ подписать акты о приеме дороги, построенной на территории муниципального образования Пригородный сельсовет Предгорного района Ставропольского края, по явно завышенной стоимости.

Цитата из интервью: «После этого я стала получать угрозы от данных дорожников и их покровителя неоднократно и в достаточно жесткой форме. Более того, что интересно, отстранили меня от занимаемой должности ровно после того, как я выиграла кассацию по данному арбитражному спору.»

Примечание  редакции. 14.06.2016 на сайте Следственного комитета РФ (https://sledcomrf.ru) была размещена информация о том, что и.о. руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Ставропольскому краю Игорем Ивановым возбуждено уголовное дело в отношении главы администрации муниципального образования Пригородного сельсовета Предгорного района Светланы Виноходовой, подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

По данным следствия, с октября по ноябрь 2015 года подозреваемая дала устное указание подчиненным ей сотрудникам из числа администрации о выделении строительных материалов, выданных для ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, лицам, не относящимся к социально незащищенной категории граждан и не включенным в списки их получателей, что повлекло существенное нарушение их прав и законных интересов.

Таким образом, следственные действия в отношении Виноходовой С.С. продолжаются более чем полтора года. За это время Следственный комитет уже успел «посадить» за коррупционные проявления большое число руководителей регионов, в том числе и одного федерального министра, а вот разобраться законно ли были выданы несколько листов шифера гражданам, пострадавшим от сильнейшего града, следопыты Ставрополья не смогли.

Вот как эту ситуацию прокомментировала Светлана Сергеевна:

— Следствие отказывается давать какие-либо комментарии не по причине секретности данного дела, а по причине полной его абсурдности и его явном заказном характере. Тогда я выдала шифер нуждающимся после того, как град побил крыши домов почти во всем поселке. Спустя время узнала об уголовном деле. Причем узнала не от самого Следственного комитета, а из СМИ.

На сегодняшний день обвинение по статье «превышение полномочий» звучит как «организовала принятие решений рабочей группы Совета депутатов». Любому человеку, знакомому с муниципальным правом понятно, что это прямые полномочия, прямая обязанность главы поселения и никоим образом не превышение. Помимо всего прочего, для понимания абсурдности всей ситуации важно понять, что до сегодняшнего дня данные решения, по которым я подвергаюсь уголовной ответственности, никем не отменены, никем не признаны незаконными. Соответственно, на сегодняшний день идет уголовное преследование главы муниципалитета за исполнение или за организацию принятия решений Совета депутатов, то есть некоей рабочей группы, законных, действующих и никем не отмененных.

Строительные материалы, а именно шифер, были перераспределены как поступившие в бюджет, как поступившие на баланс администрации. Распределялись депутатским корпусом, что, в общем, есть в полномочиях Совета депутатов любого поселения. Более того, целью перераспределения, целью депутатов было, помимо решения местных задач для помощи тем людям, которые не перекрылись на тот момент, сохранение целевого назначения бюджетных средств, выделенных на эту помощь, а именно предоставление этого шифера для ремонтно-восстановительных работ, а не для перепродажи и любых других целей. И вот это следствием категорически не воспринимается и забывается. Ни хищения, ни растраты там нет, что также подтверждается материалами дела.

На заданный вопрос о лицах, признанных следствием потерпевшими по уголовному делу, Светлана Сереевна рассказала следующее:

— На сегодняшний день состоялись три судебных заседания, на которых выясняется, что так называемые «потерпевшие», которых таковыми признали в рамках следствия, у них ко мне всевозможные претензии, но только не касаемые шифера. Одна согласна получить от меня некую компенсацию и отказаться от любых претензий по данному уголовному делу и, в том числе, от собственных показаний. Другому я не заасфальтировала дорогу к его дому или на его улице. А третий вообще считает себя потерпевшим от некоего неустановленного лица под именем «природа», что повторяется несколько раз, что, собственно, теперь и будет в материалах судебных разбирательств. И все остальные показания остальных «потерпевших» они, в общем, показывают всю абсурдность. Более того, на последнем заседании выяснилось, что один «потерпевший» вообще не давал тех показаний, которые ему подсунул подписать следователь, и с самого начала говорил, что не имеет претензий и сразу не хотел перекрывать кровлю шифером.

Я трижды подавала ходатайства о разъяснении обвинения, но ни на одно из них ответа я не получила. Прокурор, принимающий участие в процессе, всего лишь перечитывает абсурдные формулировки из обвинительного заключения, но разъяснения они просто не могут мне дать. На мои конкретные вопросы, какие именно действия являются превышением полномочий руководителя органа местного самоуправления, человек просто отмалчивается. В процессе предварительного следствия, помимо прочих нарушений, самым ярким примером был подлог. Самый откровенный подлог, совершенный следственными органами, о чем было мною подано заявление о преступлении. Прокурор района не отказывает в том, что были исправления в данных документах, он их фиксирует, говорит, да, были, но не признает их незаконными. И вот под таким покрывательством прокуратуры района, под вот таким попустительством и было за полтора с лишним года сфабриковано, сфальсифицировано данное так называемое «уголовное дело».

Рассказывая о  своей борьбе с подрядчиками, построившими дорогу на территории муниципального образования, глава Пригородного сельсовета пояснила, что по уголовному делу в отношении дорожников администрация Пригородного сельсовета признана потерпевшей стороной. При проведении предварительного исследования стало ясно, что дорога не соответствует тем суммам, которые были на нее выделены. Подрядчики сразу пошли в арбитраж и стали судиться с администрацией Пригородного сельсовета. Деньги на сегодняшний день не выплачены. 

Светлана Виноходова заявила:

— По факту этих выплат, как я уже говорила, оказывается жесткое давление со стороны всех уровней власти, чтобы эти средства все-таки были им перечислены. Даже когда мои сотрудники, устав от года с лишним безвластия в администрации, пришли к тому же прокурору района с вопросами о проблемах муниципалитета, с ходатайством отменить мое никому не нужное отстранение и только вредящее, услышали только одно: «Вы подрядчикам деньги платить будете?». Вот и все. Из всего того, что я до этого сказала, вопрос: кто стоит на охране, на страже бюджетных средств? Глава маленького поселения, не боящийся пойти даже против угроз, или прокурор района, кто это первый, в общем-то должен делать?

Корреспондентом «NewsTracker» был задан Виноходовой С.С. следующий вопрос:

— На последней пресс-конференции губернатор заявил, что главы не хотят подписывать контракты в режиме ЧС, боясь уголовных дел. Вы проходите свидетелем по делу экс-главы Минстройтранса Игоря Васильева, и сами заключали такой контракт. Как все-таки строилась схема подписания контракта?

Вот какой ответ дала на него Светлана Виноходова:

— Схема строилась таким образом. Приезжает глава к министру, министр говорит, что денег не будет, субсидию нет возможности вам предоставить. Далее следом приезжает к главе представитель и говорит, что все решает, от министерства дорожного хозяйства субсидия будет, но при одном условии: контракт заключается с тем поставщиком, которого вам представит министр. Глава едет, убеждается у министра, что да, это так, после чего начинаются те процедуры, которые были проведены повсеместно по Ставропольскому краю. Но основная проблема в том, что в нашем, например, случае, произошло реальное стихийное бедствие и последствия были такие, что хутор остался без связи с внешним миром.

А нашумевшие в инфополе Андроповский район и другие, там просто вводились левые режимы ЧС. Но у меня очень большой вопрос. Почему здесь крайними остались только главы? Ведь не глава муниципального образования принимает решение о введении режима ЧС, это опять некое коллегиальное решение. То есть комиссия по чрезвычайной ситуации в муниципалитете, она коллегиальна. Комиссия далее свои документы направляет в районную администрацию, в МЧС края.

На вопрос боятся ли главы муниципальных образований давления со стороны руководителей Ставропольского края, Светлана Сергеевна сказала следующее:

— Наверное, я единственная, кто не побоится сказать, чего боятся главы. Дело не в конкретных нормах закона о закупках, а в том, что мы поставлены в ситуацию полного беззакония. Ведь губернатор или министр приедут на построенный объект разрезать ленточку. А всю ответственность за принятие этого решения понесет глава. У глав это не сколько страх, сколько синдром приобретенной беспомощности, выработанный практикой вот таких незаконных уголовных дел, прессинга прокуратуры, которая все равно вынесет решение, выгодное заказчику, как показывает практика, даже если он в этот момент сидит в тюрьме. Дальше глава может конечно, обжаловать это, но прокуратура края не разберется, вернет все тому же прокурору, прокурор района опять ответит тем же. Следователь, сфабрикует материалы уголовного дела, также поступит судья, приняв неправомерное решение об отстранении того либо иного главы и так далее и тому подобное. Вот эта круговая порука и дает возможность запугивать глав.

Корреспондент «NewsTracker» поинтересовался ее отношением к словам губернатора Ставропольского края о том, что он готов сам взять ответственность за каждого главу муниципального образования.

Вот каков был ответ Светланы Сергеевны:

— Слова губернатора, что он сам за всех примет решение, возьмет на себя ответственность… Простите, в рамках каких полномочий губернатор примет решение за главу муниципалитета? Разве что в рамках тех же, в которых навязывались изменения в уставы, отменившие выборность глав, а потом назначение этих глав не в срок, когда данный устав вступил в силу. Разве что в таких…

О проведенной в отношении нее коррупционной проверки по инициативе губернатора С. Виноходова разъяснила:

— Данная проверка была губернатором назначена ровно на следующий день после того, как ВГТРК «Ставрополье» выпустило сюжет с моим комментарием о том, что продолжается давление на муниципалитет с целью выплатить средства подрядчикам. Причин, поводов, оснований для этой проверки я не давала. Результаты ее очень удивили губернатора, потому что, чем я владела до вступления в должность перед выборами, то у меня на сегодняшний день и есть. А вот как эта проверка выглядит на фоне всех коррупционных скандалов, о которых мы говорим, вызывает много вопросов. То есть, когда арестовывают того же министра Васильева, первое, что делает губернатор – за него заступается, мы все это прекрасно помним из СМИ. И не задается вопросом о незадекларированной его недвижимости и так далее. Он не проводил антикоррупционную проверку ни в отношении ни одного своего ставленника, которые потом с треском ушли. Но он проводит антикоррупционную проверку в отношении главы, которая борется с этими коррупционерами, как минимум, с одним из них, которая год к тому времени как была отстранена, что само по себе абсурдно. Поэтому у меня вопрос: а с кем Владимир Владимирович? На какой стороне? Более того, я расцениваю это как очередную попытку давления на меня как на свидетеля по делу Васильева.

Слова губернатора: «Как только я избрался, сразу стал коррупционером» предлагаю следственным органам считать явкой с повинной, озвученной публично. Я вот, например, когда избралась, не стала коррупционером. И, кстати, к словам губернатора, слово «чинуша» не недавно появилось, оно на Руси существует сотни лет. Горький сто лет назад сказал о новоиспеченной советской власти: «И взятки хапают, как прежние чинуши хапали, и людей стадами в тюрьмы сгоняют». Прошло сто лет. И что изменилось?

Корреспондентом «NewsTracker» был задан С. Виноходовой следующий вопрос:

— Считаете ли вы, что коррупционные дела в команде губернатора Ставрополья — это следствие неправильной работы главы региона?

Ёе ответ был следующим:

— Любой руководитель подбирает себе команду по духу — единомышленников, соратников. Он должен в принципе отвечать за всех. Но за тех, кого он взял за руку и привел на эти ключевые посты в крае – в особенности, в первую очередь. И когда одного взяли со взяткой, можно сказать, что это случайность. Но мы-то на сегодняшний день видим очень опасную тенденцию. То есть Лямин, Вдовин, Васильев, Уткин, министр образования, директор «Крайводоканала», министр дорожного хозяйства, полпред губернатора соответственно. А районные назначенцы? Одни с треском уходят, других берут и назначают руководить муниципалитетами после того, как всем давно известно, что за ними тянется шлейф коррупционных скандалов. И на новых местах все это продолжается.

Вот как пояснила Светлана Сергеевна информационному агентству «NewsTracker» о том, как отразилось ее временное отстранение от исполнения обязанностей главы муниципального образования на общем состоянии дел в поселении:

— Все стратегические задачи, важная для муниципалитета работа, начатая мною в первый год, остановилась. А именно – подготовка реального, рабочего генплана поселения, инвентаризация земель сельхозназначения, проектно-сметная работа на ремонт дорог, водоснабжение, строительство спортивных площадок, организация муниципального рынка и прочее, и прочее. Все эти факторы в совокупности привели бы к улучшению инвестиционного климата поселения. Но кого интересует какой-то муниципалитет, если заказчик дает команды?

Дальше. Следователями была проведена серьезная работа среди населения, потому как очень многие считают и сами говорят, что знают со слов следователей, что я якобы что-то украла, что-то совершила, то, чего нет даже в материалах дела. То есть велась целенаправленная работа по изменению отношения в муниципалитете жителей ко мне, основанная на примитивной клевете людей в погонах, которых ждет ответственность за заведомо незаконное уголовное преследование.

Большие вопросы вызывает поведение вновь избранных депутатов, которые, не разобравшись в ситуации, а, может быть, и являясь чьими-то марионетками, чему я сейчас уже не удивлюсь,ставят палки в колеса, не дают работать Совету и администрации, откровенно нарушают закон,как в случае с печатью, о которой уже были публикации. Все это для меня звенья одной цепи,потому что в отсутствие возможности обратиться в орган, который может разъяснить гражданам,что законно, что нет, который может отреагировать на не правовое поведение депутатов, то есть та же самая прокуратура, мы оказываемся в ситуации беспомощности и выживания.

Вот такая система создана у нас, я говорю о нашем Предгорном районе. Вы понимаете, что она блокирует работу муниципалитетов вообще? То есть, мы говорили с вами о страхе глав заключать контракты, решать какие-то наболевшие вопросы, это звенья одной цепи. Мы приходим к тому, что либо тебя убирают, либо из-за синдрома приобретённой беспомощности ты ничего не делаешь.

Вот такая система создана у нас, я говорю о нашем Предгорном районе. Вы понимаете, что она блокирует работу муниципалитетов вообще? Например, на сегодняшний день, в случае очередного неправомерного отстранения меня от должности, коллектив администрации готов в полном составе уйти в один день. И это в период подготовки к президентским выборам. Возникают вопросы: кому это выгодно и кто, в случае такой ситуации будет привлечен к ответу за дестабилизацию работы органа местного самоуправления!? Мы говорили с вами о страхе глав заключать контракты, решать какие-то наболевшие вопросы, это все ситуации — звенья одной цепи. Мы приходим к тому, что либо тебя убирают, либо из-за синдрома приобретенной беспомощности ты ничего не делаешь.

До этой «муниципальной реформы», как ее называют, большая часть глав у нас были выборными. Но попадаем мы в какую ситуацию? Меня выбрала большая часть жителей муниципалитета. Я должна обладать каким-то статусом, по мнению даже нашего законодательства.

Но при этом приходит парень в погонах, никем не выбранный, кем-то назначенный, кому-то являющийся родственником или ещё кем-то, и одним росчерком пера с попустительства вот таких вот надзорных органов, извините меня, но «имеет в виду» мнение вот этой всей половины и больше половины, которая за меня проголосовала.

И на фоне всего этого, мы слышим обвинения губернатора в адрес глав о каких-то забастовках (кстати не испанских, а итальянских). Понимаете, так и будет. Они стремятся, чтобы главами становились свои люди, люди от правящей партии. Но, по моему глубокому убеждению, не должны руководители муниципалитетов определяться партийной принадлежностью. Это должность руководителя-хозяйственника, а не политика. Хозяйственника, за которым должна стоять стена из надзорных органов, когда тот действует в интересах муниципалитета. А на деле? В сложившейся системе продуктивности от работы глав не будет никакой.

Источник и фото: https://newstracker.ru

Дата публикации: Номер опубликования: 4073