Вешенская застава. 1571 – 1576 г.

     28 мая 2018 года все ветераны-пограничники Шолоховского района, которых насчитывается более тысячи человек, обязательно соберутся у знака, символизирующего Вешенскую заставу, чтобы отметить столетие образования Пограничной службы ФСБ России.

     Памятный знак «Вешенская застава». Фото: Фото: photo.qip.ru

     Веками казаки Верхнего Дона стояли и стоят на охране границ России. А вот была ли реальная пограничная застава в самой станице Вешенской? Этот вопрос вызывает огромный интерес. Давайте, углубившись в историю родного края, попытаемся в этом разобраться.

Казаки на охране границы. Фото: lemur59.ru

     Обратимся к замечательной книге «Очерки истории и культуры казачества Юга России», изданной  в 2014 году. В статье доктора исторических наук, профессора Южного федерального университета Николая Александровича Мининкова «Формирование казачьих сообществ на Дону» находим:

     « Разгром в 1502 году Большой Орды крымским ханом Менгли Гиреем положил конец попыткам этого остатка Золотой Орды утвердиться на Дону и «учинить крепость» «на Усть Медведицы». К этому же году относится сообщение о выходивших «на Дон, в молодечество» рязанцах-«заполянах», занимавшихся на Дону сезонными промыслами. Вместе с тем  захват турками генуэзско-венецианской колонии Тана в 1476 году и создание на ее месте крепости Азов указывало на стремление Османской империи утвердиться на Дону. Среди турецких правящих кругов распространялась идея создания единого мусульманского юрта, объединявшего под главенством Порты все остатки Золотой Орды. Для Московского государства это означало опасность возрождения ситуации, существовавшей до распада Орды, причем на роль организатора и руководителя действий против русских земель претендовала Османская империя. Донская земля играла важную роль, являясь ключом к Волге и связывая Крым и Азов с ногаями и Казанью. Понимая это, султанское правительство стремилось овладеть не только устьем Дона, но и территориями, лежавшими от Азова вверх по реке. Поэтому в XVI веке перед московским правительством встала задача не допустить распространения турецкой экспансии вверх по Дону. Эта экспансия, с одной стороны, препятствовала образованию и утверждению казачества на Дону. С другой стороны, она оказывала влияние на политику русских властей в отношении нарождавшихся казачьих общин, заставляла их поддерживать казаков.

   Особенно это проявилось после 1519 года, когда по указанию султана Селима I было направлено три каюка с янычарами вверх по Дону до впадения реки Воронеж. В этом же году турецкому послу по пути в Москву было поручено «смотреть на Дону», где «ставить город». В 1521 году состоялся крупный поход на Москву крымского хана Мухаммед Гирея. Тогда же произошел переворот в Казани, и московский ставленник, касимовский царевич Шигалей, был свергнут. На престол взошел Сахиб Гирей, брат Мухаммед Гирея. В таких условиях русское правительство твердо решило противодействовать турецкому стремлению к утверждению на Дону. Однако занять Дон своими силами Московское государство не могло, поэтому русское правительство поддерживало народную казачью колонизацию Дона. В 1523 году послу И. Морозову поручалось так отвечать на вопрос турецкой стороны об уходивших из русских земель на Дон людях: «наши украинные люди ходят на украйне в свои ухожаи, а иных наших людей украинные наши наместники посылают отведывати людей на поле, нечто которые люди нашего недруга хотят прити на наши украинные места и лихо похотят учинить, и они б безвестно не пришли». Следовательно, выход «наших украинных людей» в Поле в Москве связывали не только с их хозяйственной деятельностью, но и с общегосударственными интересами.

     Поддержка правительства способствовала притоку населения в Поле и на Дон. Однако вплоть до начала тридцатых годов этот приток проявлялся еще слабо, а в степи и лесостепи господствовали татары и ногаи. Но со второй трети XVI века произошли существенные перемены. Казаки, выходившие из Руси, стали теснить ногаев в Диком Поле, на Волге и на Дону…  В 1546 году путивльский наместник Троекуров докладывал в Москву, что «ныне казаков на Поле много, и черкасцов, и кыян, и твоих государевых: вышли, государь, в Поле из всех украин»».

Карта Российского государства во воловине XVIв. Фото:   historiosophy.ru

     Обратимся к другому источнику информации, в котором описано появление пограничной службы, уже как государственной структуры России. Вот, что мы находим в книге профессора Иосифа Борисовича Линдера и Сергея Александровича Чуркина «История специальных служб России   X-XX веков», изданной в 2004 году:

     «… По мнению С. М. Соловьева, «Иоанн IV был первым царем не потому только, что первый принял царский титул, но потому, что первый сознал вполне все значение царской власти, первый, так сказать, составил ее теорию, тогда как отец и дед его усиливали свою власть только практически». В 1547 году Иван IV первым из русских великих князей венчался на царство. Мы полагаем, что в правление Ивана Грозного происходило интенсивное развитие специальных силовых общегосударственных институтов, предтечей которых являлись личные «службы» великих князей».

     Если учитывать, что Ивану Васильевичу в то время было 16 лет (родился 25.8.1530 года, венчался на царство 16.01.1547), то невольно появляется к нему чувство уважения, к человеку, думающему о будущем своей страны. Но вернемся к книге:

     «Систему охраны южных рубежей государства следует считать одной из наиболее интересных военно-политических разработок, реализованных в правление Ивана IV. Во 2-й половине XVI века пространство между верховьями Оки и Дона таило угрозу вторжения со стороны Крымского ханства. Требовалось коренным образом улучшить оборону на этом участке. Одним из организаторов пограничной службы был «государев слуга и воевода» Михаил Иванович Воротынский. В 1550 – 1560 годах он руководил строительством оборонительных сооружений на подступах к Калуге, Коломне, Серпухову, лично отражал нападение ордынцев под Тулой в 1559 году. В те годы была создана Большая засечная черта, в народе называвшаяся Поясом Богородицы. Задачей крепостных гарнизонов являлось не допустить прорыва степняков к центру Московского государства по Муравскому шляху, который начинался у Перекопа и выходил к Туле. В 1571 году царь поручил Воротынскому и боярину Н. Р. Юрьеву (деду первого царя из династии Романовых) провести съезд служилых людей из пограничных городов и выработать план защиты южных границ».

Засечная черта Московского княжества к концу XVI в. Фото: lemur59.ru

     Данную и последующую информацию авторы почерпнули  из «Актов Московского государства». (СПб., 1890. Т.I). Боярин Никита (Нифонт) Романович Романов-Юрьев был дедом Михаила Федоровича Романова, ставшего царем при поддержке казаков. А защита южных рубежей страны  была важна, поскольку продолжалась Ливонская война (1558 – 1583гг)  на  ее западных границах, отвлекавшая основные воинские ресурсы. Воевать на два фронта всегда сложно. Но вернемся к книге:

     «Для регламентации деятельности пограничной охраны составлен «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе» от 16 февраля 1571 года, «чтоб воинские люди на государевы украины войною безвестно не приходили». Поскольку степняки придерживались стратегии опустошения, а не завоевания, основной задачей русских являлось перекрытие коммуникаций маневренного противника. Система пограничной охраны и обороны опиралась на базовые крепостные укрытия, между которыми возводилась полоса из валов и засек, препятствовавшая перемещению конных орд. Для наблюдения за противником за линию укреплений – в Дикое поле направлялись посты (заставы и «сторожи») и подвижные наряды (станицы). Служба начиналась с 1 апреля и продолжалась до тех пор, пока не ляжет снег. Посты несли службу в три смены (по шесть недель, затем по четыре), чтобы «сторожи без сторожей не были во весь год ни на один час».

     Станицы высылались в дозор на 15 дней и проходили до 200 – 250 верст. Если станицу враги «разгоняли» или станичники попадали в плен, на их место немедленно высылалась следующая станица. Служебные обязанности предписывалось выполнять в конном строю, каждый из станичников должен был иметь заводного «справного» коня. Крепостные гарнизоны, летучие отряды, заставы и население порубежья составляли единый военно-административный организм, функционировавший в соответствии с условиями пограничной жизни.

     Подобная организованность пограничной службы была бы невозможной без подробной регламентации, вобравшей многолетний практический опыт и предписавшей крайнюю осмотрительность. Расположение застав следовало хранить в тайне, запрещалось делать станы и устраивать остановки в лесах и дважды разводить огонь в одном и том же месте. Эти меры позволяли вводить «супостатов» в заблуждение относительно численности и расположения постов охраны и приучали пограничников к бдительности. При обнаружении неприятеля дозорные должны были оповестить об опасности ближайший город или заставу и зайти в тыл противника для определения его численности и намерений. Добытые сведения надлежало доставить по команде и продублировать соседним заставам. За недобросовестное отношение к служебным обязанностям охранники подвергались телесным наказаниям и денежным штрафам, «а которые сторожи, не дождавшись себе отмены, с сторожи отъедут… быти казненными смертью». Постепенно от рубежа к рубежу создавалась глубоко эшелонированная система охраны и обороны Московского государства, одной из задач которой являлось заблаговременное выявление угрозы и предупреждение об опасности».

Казачья застава. Фото: postwiki-org.ru

     Примерно так можно оценить, что происходило в XVI веке на южных рубежах нашей России, какие меры принимались для ее защиты. А теперь о главном. Книга, которая стала своего рода итогом исследований выдающегося российского историка, донского казака станицы Вешенской, профессора Владимира Николаевича Королева, «Донские казачьи городки»:

      « Сам топоним Вешки в написании Вежки первый раз упоминается в 1571 году. 21 февраля этого года была утверждена новая структура русской пограничной охраны на юге страны. В частности учреждались 4 «головы в поле», второй из которых должен был посылаться из города Шацка и стоять «на Дону на ногайской (левой.  – В.К.) стороне в Вежках, выше Медведицы и Хопра». При голове находился отряд, который, меняясь каждые 6 недель, должен был комплектоваться посылкой из Шацка 9 детей боярских и 20 казаков, из Ряжска 6 детей боярских и 10 казаков, из Данкова 6 детей боярских, из Темникова и Кадома 20 татар и мордвинов, всего с головой 120 человек.

      Эти люди, оберегая «тульские и рязанские места», несли разведывательно-сторожевую службу на территории от Айдара до Волги. Регулярно, с интервалом в 3 дня, из Вежек посылались в разъезд 2 станицы по 4 человека в каждой: одной приказывалось «переезжати гряды направо за Дон кверх Аидару, а проезду до тех мест два дни», другой – «налево к Волге до усть Балыклея (притока Волги, впадающего в нее севернее города Камышина. – В.К.), а проезду до тех мест четыре дни». Так продолжалось до 1576 года, когда голову с отрядом перевели из Вежек к устью Богатого Затона, недалеко от впадения в Дон Тихой Сосны (голову и отряд упразднили в 1586 году в связи с повелением поставить для сторожевой службы «на Дону на Воронеже, не доезжая Богатова Затону два днища», город Воронеж) {Акты Московского государства, изданные императорской  Академией наук. СПб.,1890.т.1; Воронежские древние акты.VIXI. Воронеж,1914.}».

      Пограничная застава находилась в станице Вешенской пять лет и была первая в наших краях. Создавалась с глубоким смыслом, так как в этих местах проходила «Ногайская дорога» через Тамбов в сторону Шацка, и далее на Москву. А западнее пролегал «Ново-Кальмиусский шлях» от Азова на Оскол. Эти пути постоянно использовались при набегах на Русь. Застава не только взяла их под свой контроль, но и отвечала за все междуречье Волги и Дона, а также за Дон, как водный путь. Вот как-то так получается. Все умно и взвешенно.

Казачье поселение в XVI-XVII веках. Фото: life-routes.ru

      В 2021 году, через три года, пограничники Дона могут и должны отметить еще один юбилей, 450-ю годовщину создания государственной пограничной службы на Дону, на южных рубежах Руси.  А знак «Вешенская застава», это не просто символ, а часть истории нашей самой известной в мире казачьей станицы.

 

4.01.2018 года.                           В.В. Говоровский, станица Вешенская.

 

Дата публикации: Номер опубликования: 4048